Кооперация их и другие приключения Шурика

Кооперация их и другие приключения Шурика

Кооперация их и другие приключения Шурика

Почему Александр Лукашенко не может долго обходиться без Владимира Путина

13 июля президент России Владимир Путин принял в Константиновском дворце в Петербурге президента Белоруссии Александра Лукашенко. Специальный корреспондент Андрей Колесников констатирует, что два президента встречаются так часто, как, может, никто ни с кем не встречался, и, желая выяснить, почему так, приходит к попутному выводу: конституционная реформа Белоруссии и лично Александру Лукашенко пока не грозит.

Владимир Путин и Александр Лукашенко стали встречаться совсем уж подозрительно часто. Для того чтобы произнести это, уже не нужно быть кухонным конспирологом. Достаточно быть просто конспирологом. Да, что-то происходит. Многочасовые встречи без толку превращаются во встречи с многозначительно отложенным толком.

При этом еще недавно Александр Лукашенко прямо говорил, что Союзного государства нет и быть не может. Теперь, видимо, оно опять появляется — на своих собственных руинах.

К тому же такая встреча могла продемонстрировать, что на фоне безнадежно распадающихся семейных связей с Украиной (статья Владимира Путина, судя по реакции на Украине, этому поспособствовала) братский народ у России все-таки есть.

Владимир Путин, принявший Александра Лукашенко на этот раз в Петербурге (президент Белоруссии у трапа самолета делано изумлялся жаркой погоде в Северной столице:

«У вас еще терпимо… У нас невыносимо…»

И неужели он не понимал, что весь день будет истолковываться с этими словами прежде всего политически?.. А что, слишком велик соблазн…), давал понять, впрочем, что ничего такого и что встреча плановая:

— Мы, как и договаривались в прошлый раз, встречаемся после того, как правительства поработали — прежде всего в сфере экономики. У нас действуют и комиссии высокого уровня, которые занимаются этими вопросами.

Если в прошлый раз в Сочи что-то решили и нужно было проработать и доработать эти решения правительствам России и Белоруссии, то теперь, когда они поработали, очевидно, что после встречи двух президентов в Петербурге следовало уже ждать каких-то решений наконец?

Кооперация их и другие приключения Шурика

Владимир Путин и Александр Лукашенко готовы не только видеться по пять часов, но уже и не расставаться

Фото: пресс-служба президента РФ

— Я хотел бы в начале нашей встречи отметить,— продолжал господин Путин,— что Республика Беларусь — я сейчас не говорю про наши планы дальнейшего строительства Союзного государства (российский президент от этой идеи, справедливости ради, и раньше не отказывался.— А. К.) — в целом остается для нас большим и надежным партнером в сфере экономики. Обращаю внимание на то, что товарооборот в прошлом году, мы уже с вами это обсуждали, немножко припал из-за коронавирусной инфекции — где-то на 17% (А можно хоть однажды не сказать при встрече с главой другого государства про растущий / падающий товарооборот? Нет, нельзя.— А. К.). В этом году за первые четыре-пять месяцев он значительно вырос — на 37 с лишним процентов! Это хороший показатель.

Тут в речи Владимира Путина возникла дерзкая метафора, моментально принятая к длительному, а скорее всего, постоянному использованию президентом Белоруссии:

— Надо сказать, что, несмотря на коронавирус, на другие «инфекции», в том числе связанные с внешними вызовами, я имею в виду всякие санкционные события, Республика Беларусь обслуживает все кредиты. Более того, мне только что правительство доложило, на 2,5% сократился внешний долг Республики Беларусь, на 0,5 млрд (долларов.— “Ъ”), то есть в этом смысле Беларусь — надежный, стабильный партнер. Золотовалютные резервы превышают значительно уровень, необходимый для обслуживания внешнеторговых операций.

Надо либо очень сильно и бескорыстно любить самого Александра Лукашенко (это сомнительно), либо все-таки чего-то от него еще ждать, чтобы так ревниво стоять на страже интересов Белоруссии и защищать ее от любых невзгод, давая понять всем в Европе и мире: эти еще пошумят…

— Почему-то немного у вас… может быть, из-за ковида… припало,— озабоченно произнес Владимир Путин,— я посмотрел, сельхозпроизводство — на один с небольшим процента, но промышленное производство выросло более чем на 16%!

Александр Лукашенко смотрел на коллегу, казалось, удивленно: и откуда все знает? Было даже впечатление, что он сам этого всего не знал:

— Я вижу, вы очень сильно погрузились в экономику Белоруссии. Отрадно, что наш товарооборот растет, несмотря ни на какие — постеснялись, наверное, это сказать! — вирусы, как вы сказали, извне по отношению к Белоруссии и России!

Александр Лукашенко старался делать Владимиру Путину изощренные комплименты — с одной стороны, неявные, с другой — такие, чтоб Владимиру Путину становилось радостно:

— Все-таки вы правы были… я не очень-то верил в это, что так получится… что любые санкции — это возможности и что с тех пор как Россия прежде всего попала под так называемые, иначе не скажешь, санкции, вы все-таки импортозамещение провели солидное, особенно в сельском хозяйстве! Сейчас, спустя два-три года, это видно, это очевидный факт!

Александр Лукашенко тронул сразу две точки G, особо чувствительные для Владимира Путина: санкции для нас это новые возможности и сельское хозяйство приносит нам больше денег, чем оружейный экспорт… А потому что никто, может, не говорил столько с Владимиром Путиным, как этот человек,— запойно, по многу часов подряд…

— Естественно,— продолжал господин Лукашенко,— наша экономика очень серьезно привязана к российской экономике. Если вы помните, конечно, помните, мы сохранили многие кооперационные отношения с Россией и не пошли тем путем, как другие республики, особенно наша южная республика (как Владимир Путин не называет по имени господина Навального, так Александр Лукашенко — Украину.— А. К.). Мы не рвали связи! Поэтому сохранили вообще всю промышленность, а кое-где и добавили — тоже благодаря инвестициям Российской Федерации!

После пятичасовых переговоров президенты договорились, что цена на российский газ для Белоруссии, которая в 2021 году казалась Александру Лукашенко несправедливой, останется в 2022-м на прежнем уровне. Но все же не будет индексирована (это, кажется, называется «компромисс».— А. К.).

Так Александр Лукашенко развивал мысли, изложенные в статье Владимира Путина «Об историческом единстве русских и украинцев».

— Мы, попав под очередную волну, четвертую уже, санкций, или уже пятую, я уже сбился со счета… мы все-таки действительно диверсифицируемся! — сообщил Александр Лукашенко.— Сейчас вы точно видите наши отношения с «коллективным Западом»: мы ведь немного с ними торговали, особенно с Европейским Советским (судя по выражению лица Александра Лукашенко, он не считал сейчас, что оговорился.— А. К.) союзом. Они ввели против МАЗа и БелАЗа санкции, а торговля этих предприятий с Европейским союзом — сколько бы вы думали? — $3,3 млн, а другого предприятия — $4 млн (то есть очень мало ЕС покупал знаменитых белорусских машин.— А. К.). Поэтому мы работаем на своих рынках, как это было издревле (про Россию с некоторых пор только такими исконно древнерусскими словами и следует выражаться.— А. К.), можно сказать! И благодаря этому, что мы не порвали эти связи, нам удается в это очень сложное время как-то карабкаться в экономике!

Последнее выражение опять было очень точным.

— Дело даже не только, как вы… сказали, в «вирусах» извне, этих санкциях, а дело в том, что ведь мировая экономика здорово припала! — рассказал белорусский президент российскому.— Вы это на «прямой линии» отмечали (не только Владимир Путин знакомился с материалами перед встречей; на самом деле, уверен, Александр Лукашенко и саму «прямую линию» смотрел в прямом эфире.— А. К.). И все эти накаты, которые идут и по ценообразованию… Конечно, все страны подвержены этому влиянию, даже в Китае инфляция небывалая…— он помедлил, поняв, видимо, что это перебор, и добавил: — С их точки зрения!.. Поэтому мы выдержим.

Вывод был неожиданным, но предсказуемым:

— Но главное, как я вижу сейчас, да и вы тоже,— это безопасность наших государств! — произнес президент Белоруссии.

И это была действительно одна из веских причин, почему Владимир Путин так активно сейчас завоевывает внимание Александра Лукашенко (до сих пор было наоборот.—А. К.).

— Этому надо все внимание уделять! — снова в верном месте воскликнул господин Лукашенко.— Как бы они (НАТО тоже по имени не зовем.— А. К.) нас ни убаюкивали, мы видим, что поступили в свое время правильно, уделяя внимание обороне нашего государства и безопасности. Я тоже вам многое расскажу, что происходит. Динамика бешеная, каждый день что-то меняется!

Похоже, Владимир Путин еще очень многого не знает. Слишком многого.

— И самое главное, если в общем говорить, Владимир Владимирович (то есть было главное, а теперь самое главное, но теперь уже лично для Александра Лукашенко.— А. К.)… Мы все время… обсуждали, какой будет следующий этап в Белоруссии этой так называемой цветной революции, или мятежа… С мятежа все началось…

Летние и осенние всенародные протесты он смело называл теперь мятежом.

— С мятежа они перешли к индивидуальному террору! — объяснил Александр Лукашенко.— Я уже информировал вас по некоторым вопросам, и каждые сутки есть развитие! Индивидуальный террор против тех людей, которые говорили откровенно, против тех людей, которые выступали за государство и государственность! Сейчас уже на депутатов перешли! И мерзавцы подбирают время, атакуя жилье депутатов… Я имею в виду одного из лидеров среди депутатов крупной партии. Когда дети дома! Понимаете, дети дома!

Против детей нечего было сказать.

Александр Лукашенко понимал по крайней мере, что Владимир Путин не тот человек, который будет говорить против детей.

Поэтому сказал про детей два раза.

Речь между тем шла об инциденте двухдневной давности с лидером Либерально-демократической партии Белоруссии Олегом Гайдукевичем (боролся на президентских выборах с Александром Лукашенко, потом снялся в его пользу и стал его доверенным лицом). Кто-то подбросил в окно его квартиры три бутылки с зажигательной смесью (одна взорвалась). Осталось выяснить, кто подбросил.

— Пытаются надавить, запугать! (Александру Лукашенко только автомата в руках сейчас не хватало.— А. К.) Но, я думаю, это дело времени, мы их всех вычислим и найдем и привлечем к ответственности, притом в серьезной форме!

Президент Белоруссии вообще перестал стесняться и начал называть вещи своими именами:

— И очень активно сейчас начали работу по всем этим НКО, НПО, так называемым западным СМИ, которые тут демократию нам дарили, а фактически насаждали и не демократию, а вот этот террор! Поэтому если вы, а вы, конечно, информированы и видите, что происходит, вы должны понимать, что мы просто не можем иначе (то есть заранее просил его понять: в конце концов сам Владимир Путин с этой проблемой разобрался же.— А. К.)!

Потому что эти мерзопакостные полторы тысячи НКО, НПО… Полторы тысячи, оказывается, разных там фондов и прочее!..

Чем они занимались — понятно, они финансировались извне, а мы все думали: ну ладно, это же демократия, давайте будем говорить, давайте будем сотрудничать!.. Ну вот и получили соответствующие результаты.

Очевидно, что скоро ни одного не будет.

Причем никто, и прежде всего Владимир Путин, не вспоминал теперь даже про конституционную реформу в Белоруссии (а она уже должна быть по идее готова, а то и проведена). Нет, видимо, не сейчас. Сейчас слишком много внешних и внутренних врагов. Надо вместе держать оборону и снаружи, и изнутри.

— Но все равно, Владимир Владимирович, это для нас не катастрофа! — заверил Александр Лукашенко.— Террор этот и прочее — мы справимся! Главное — это экономика (это уже даже после главного и самого главного.— А. К.)! И если мы выдержим этот экономический удар уже вместе с Россией… Они же против России санкции постоянно продлевают, вводят и прочее!

Я думаю, мы, как я когда-то вам говорил, нечего нам по этому поводу париться, мы все-таки экономикам уделяем больше внимания, чем в Советском Союзе, на людей смотрим больше!

Мы выдержим! Даже не выдержим, мы будем развиваться, это не вопрос!

Владимиру Путину надо только держаться Александра Лукашенко.

Андрей Колесников

Источник: www.kommersant.ru

Добавить комментарий

*

20 − 15 =