Талибическая сила

Талибическая сила

Талибическая сила

Власть в Афганистане рухнула за один день

Воскресенье, 15 августа, стало исторической датой в современной истории Афганистана: пал Кабул, президент Ашраф Гани бежал, и начались переговоры о «мирной передаче власти» талибам, а по сути, об условиях капитуляции афганского правительства. Захват Кабула запрещенным в РФ движением «Талибан» был стремительным и бескровным. По мнению опрошенных “Ъ” экспертов, столь быстрая развязка могла стать результатом договоренностей между США, талибами и стоящим за ними Пакистаном. Свергнув режим президента Гани, который бросили США, талибы стоят перед новой сложной задачей: консолидировать расколотую страну и избежать ошибок прошлого, чтобы добиться международного признания и внешней помощи.

«Они связали нам руки и продали родину»

События в Кабуле, происходившие в течение воскресенья, менялись с калейдоскопической скоростью. Вопреки ожиданиям, никакого штурма или осады афганской столицы, включая уличные бои и взятие президентского дворца, так и не произошло. Ситуация развивались по совершенно иному сценарию. Главный драматизм последних часов и минут пребывания у власти правительства президента Ашрафа Гани был скрыт от посторонних глаз и остался за кадром. О нем можно было судить лишь по кратким сообщениям СМИ и записям в соцсетях.

При этом кульминация и развязка наступили лишь вечером. Агентство AP со ссылкой на представителя талибов сообщило, что боевики готовятся сделать обращение из президентского дворца, в котором заявят о возрождении Исламского Эмирата Афганистана (так талибы называют свое непризнанное государство, существовавшее в 1996–2001 годах, которое они сейчас планируют возродить.— “Ъ”).

В то время как многочисленные источники заявляли об «отставке» Ашрафа Гани, который покинул президентский дворец и улетел из страны, сам он никакого заявления о сложении с себя президентских полномочий так и не сделал: от его имени это в течение дня делали другие политики, включая председателя Совета по национальному примирению Абдуллу Абдуллу. Так и осталось неясным, уполномочил ли его на это сам Ашраф Гани.

Завесу тайны над тем, что же происходило в коридорах власти в Кабуле в это время и почему афганская столица пала без боя, приоткрывает краткое заявление министра обороны, генерала Бисмиллы-хана Мохаммади, состоящее из двух фраз.

«Они связали нам руки и продали родину. Проклятый Гани и его свита»,— написал в Twitter генерал Мохаммади.

Выйдя в воскресенье утром на окраины Кабула, боевики потребовали принять их делегатов в президентском дворце, чтобы обсудить «мирный транзит власти». К афганской столице они подошли практически беспрепятственно, наступая со всех сторон, а затем неожиданно объявили, что останавливают штурм.

«Мы хотим избежать жертв среди гражданского населения, но мы не объявляли о прекращении огня,— пояснил пресс-секретарь движения Забихулла Муджахид.— Мы дадим право безопасного проезда каждому, кто захочет покинуть столицу Кабул, мы призываем женщин отправиться в безопасные места в столице».

Всем мужчинам, которые служили в афганской армии и спецслужбах и вели боевые действия против талибов, была обещана амнистия. «Исламский Эмират Афганистан распахнул свои двери для тех, кто ранее работал с оккупантами и помогал им, а также тех, кто и сейчас находится на стороне коррумпированной кабульской администрации. Мы вновь призываем всех их служить народу и стране»,— заявил пресс-секретарь политического офиса «Талибана» в Катаре Мохаммад Сухейл Шахин.

После этого он огласил требования своих соратников. «Наши силы получили указания оставаться на въездах в Кабул, не вступая в город. Мы ожидаем мирной передачи власти,— пояснил он в интервью BBC.— Под этим мы подразумеваем, что город и власть должны быть переданы Исламскому Эмирату Афганистан, после чего в будущем у нас будет инклюзивное исламское правительство, в котором будут представлены все афганцы».

По данным многочисленных утечек, переговорщики талибов прибыли в президентский дворец около 12:00 по московскому времени, и там их свободно приняли. Как утверждает источник телеканала CNN, представителей движения было восемь или девять, главный из них, Анас Хаккани — брат заместителя главы (а де-факто лидера) «Талибана» Сираджуддина Хаккани.

Отец Сираджуддина и Анаса — Джалалуддин Хаккани считался одним из самых жестоких террористов Афганистана и был основателем группировки «Сеть Хаккани», которая была наиболее эффективным боевым крылом талибов.

Вскоре после начала переговоров в президентском дворце появилась информация о том, что предполагаемым главой переходного правительства может стать бывший глава МВД и посол Афганистана в Германии Али Ахмад Джалали. В свою очередь, экс-президент Хамид Карзай сообщил о том, что в условиях вакуума власти лично он, а также председатель Высшего совета по национальному примирению Абдулла Абдулла и лидер Исламской партии Афганистана Гульбеддин Хекматияр сформировали совет, цель которого — «не допустить хаоса, страданий народа и управлять мирным транзитом власти».

Правда, вместо того чтобы озвучить результаты переговоров в президентском дворце, их участники в итоге решили перенести переговорный процесс из Кабула в Доху, где находится политический офис движения «Талибан» и живут наиболее влиятельные переговорщики, включая Абдул-Гани Барадара, неоднократно бывавшего и в Москве. То, что делегация афганского правительства во главе с председателем Высшего совета по национальному примирению Абдуллой Абдуллой вылетела в Доху, агентству Reuters подтвердил член делегации Фавзи Куфи. Напомним, что серия встреч в Дохе с участием «расширенной тройки» по Афганистану (Россия, Китай, Пакистан, США), а также правительства Афганистана и талибов завершилась на днях, но никакого результата не принесла.

Талибическая сила

За четыре дня до падения Кабула президент Афганистана Ашраф Гани (в центре) прилетал в Мазари-Шариф, говорил о создании антиталибского ополчения и призывал любой ценой оборонять город

Фото: Press Office of President of Afghanistan / AFP

Гонимые президент и власть

Между тем главной загадкой в течение всего дня стало то, что происходило с президентом Гани. По данным телеканала Al Jazeera, утро воскресенья он провел «в саду президентского дворца» вместе со своей супругой. Затем администрация президента сообщила о его разговоре с главами силовых ведомств и призыве поддерживать порядок в городе, пока талибы остановили свое наступление. «Это наша ответственность, и мы сделаем все возможное для этого. Каждый, кто рассчитывает на хаос, грабежи и мародерства, получит отпор»,— заявил глава государства, и этот его призыв в итоге стал последним на президентском посту.

Чем известен Ашраф Гани

Около 16:00 по московскому времени многочисленные источники стали сообщать о том, что Ашраф Гани покинул страну. Это “Ъ” подтвердили и в российском посольстве в Кабуле. Точной информации, куда именно отправился Ашраф Гани, не было. Однако афганский чиновник Саджад Нуристани заявил таджикскому агентству Asia Plus, что он вылетел в Душанбе, чтобы затем отправиться в третью, пока неизвестную страну. По информации Asia Plus, господина Гани сопровождают советник по национальной безопасности Хамдулла Мухиб и глава администрации Фазл Махмуд Фазли.

В этой ситуации в воскресенье вечером движение «Талибан» все же получило приказ войти в центральные районы Кабула — якобы для предотвращения беспорядков и грабежей, о которых несколько часов назад предупреждал президент Гани.

Российское посольство в Кабуле все это время хранило спокойствие и не планировало эвакуацию в отличие от дипломатов западных стран. «Обстановка в Кабуле немного напряженная, но никакой войны в городе нет,— заявил “Ъ” пресс-атташе Никита Ищенко.— Угрозы посольству нет, эвакуация не требуется». Позднее он сообщил о том, что Россия будет готова сотрудничать с переходным правительством Афганистана.

Как изменился Афганистан при Ашрафе Гани

Признаки того, что развязка вооруженной фазы противостояния в Афганистане близка, появились еще в субботу вечером, когда движению «Талибан» удалось войти в Мазари-Шариф — северную столицу страны, расположенную всего в 60 км от узбекской границы. Стрельбы практически не было, а уже через час появились фото и видео, снятые на знаменитом мосту Дружбы через реку Амударья, который связывает Афганистан с Узбекистаном (ныне он называется Термез-Хайратон).

Этот мост можно видеть на знаменитых снимках 1989 года, когда по нему из Афганистана уходили последние подразделения советских войск. По сути, то же самое там происходило и прошлой ночью, но войска были не иностранными, а афганскими, и отступали они не торжественно, с государственными флагами, а спешно, полностью заполнив проезжую часть джипами.

Еще 11 августа в Мазари-Шариф прибыл президент Гани, чтобы обсудить вопрос о формировании антиталибского ополчения для обороны города. Командирами ополчения должны были стать лидеры этнических общин на севере Афганистана — таджик Ата-Мохаммад Нур и узбек, маршал Абдул-Рашид Дустум.

Но уже в полночь того же дня Ата-Мохаммад Нур в Twitter объяснил, почему уехал из города.

«К сожалению, несмотря на наше сопротивление, все правительственное и армейское вооружение было передано талибам в результате организованного и трусливого заговора. Они организовали заговор, чтобы поймать маршала Дустума и меня тоже, но им это не удалось»,— написал лидер таджикской общины.

Вскоре он сделал еще один твит о том, что аналогичная судьба грозит и Кабулу, потому что «заговор был очень глубоким». После того как вслед за Мазари-Шарифом силы талибов заняли последний крупный город — Джелалабад, судьба столицы была предрешена. Сами Ата-Мохаммад Нур и маршал Дустум предположительно успели выехать в Узбекистан. Однако многим другим афганцам, пытавшимся ночью перейти границу, повезло меньше. «Основная часть граждан Афганистана, скопившихся на афганской части моста, самостоятельно покинула мост и прилегающую к нему территорию. Это стало возможным в результате принятых активных политико-дипломатических мер, а также проведенной разъяснительной работы»,— сообщили в воскресенье утром в МИД Узбекистана.

Победитель получает все?

«Стремительное падение афганского правительства, президента и системы власти Афганистана, судя по всему, стало результатом негласных договоренностей между США с одной стороны и талибами и Пакистаном — с другой. Наличие таких договоренностей объясняет многие странности последних недель и дней: сдачу почти без боя талибам сначала почти 200 сельских уездов, затем 30 афганских городов и, наконец, Кабула. В том же ряду — внезапный отказ США от ранее обещанной воздушной поддержки афганских силовиков на поле боя»,— пояснил “Ъ” директор аналитического центра Российского общества политологов Андрей Серенко.

По мнению эксперта, новая стратегия США заключается в том, чтобы завершить пребывание в Афганистане, сделав «смотрящим» над этим государством своего ключевого союзника в Южной Азии — Пакистан.

Предполагаемое назначение гражданина США генерала Али Джалали на пост главы временной переходной администрации в Кабуле может служить еще одним подтверждением факта американо-пакистано-талибской сделки. Фигура Джалали позитивно воспринимается Исламабадом, который, судя по всему, и убедил талибов согласиться на такое назначение.

«Столь быстрое переформатирование власти в Афганистане не только разрушает институты прежней республиканской системы, сформированной в стране за последние два десятилетия по западной модели, но и обнуляет планы создания коалиционного инклюзивного правительства, делая нереализуемой главную задачу, которая официально провозглашалась дипломатией последних месяцев. Остается понять, что от «афганской сделки» США, талибов и Пакистана может получить Россия. Новая кабульская администрация только создается, и трудно сказать, насколько она будет наполнена друзьями Кремля и сколь влиятельными они окажутся в будущей конфигурации афганской власти»,— резюмирует Андрей Серенко.

«Внезапный отказ администрации США в военной помощи правительству Гани и решение не наносить авиаудары по талибам могут свидетельствовать о двух вещах. Можно рассуждать либо о существовании тайной сделки Вашингтона с талибами и стоящим за их спиной Пакистаном, либо о недееспособности команды президента Байдена»,— продолжает генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. По мнению эксперта, в пользу первой версии говорит то, что талибы всячески стараются избегать действий, которые могли бы нанести ущерб США. Однако ущерб для Вашингтона в любом случае будет очень значительным. Происшедшее в Афганистане подрывает легитимность США как союзника в глазах многих государств мира, которые так или иначе теперь будут задаваться вопросом, имеет ли смысл работать с США.

«Президента Байдена могли убедить в нецелесообразности дальнейшей помощи Афганистану, чтобы использовать это как главный козырь против него в политической борьбе, в том числе на следующих выборах»,— считает Андрей Кортунов.

Говоря о будущем Афганистана под управлением талибов, эксперт указал на то, что в новые структуры власти может войти часть технократов, работавших при предыдущем режиме президента Гани. В то же время, если представляющие пуштунское большинство талибы не хотят превращения Афганистана в моноэтническое государство, то они не должны будут действовать по принципу «победитель получает все». Им нужно будет думать над тем, как не оттолкнуть другие этнические и религиозные группы и согласиться на их представительство в органах власти.

«Талибы вошли в Кабул, чтобы доминировать во власти в будущем афганском правительстве, но после достигнутой им военной победы теперь главная задача — добиться видимости легитимности и мирного перехода к новому этапу развития страны»,— продолжает независимый эксперт Аркадий Дубнов.

«Судя по всему, дальнейшее развитие событий будет таким: для того чтобы избежать управленческого коллапса и обеспечить работу госучреждений, талибы отдадут приказ всем чиновникам среднего звена продолжать выполнять свои функции — ходить на работу и дальше. Меняться будет только высшее политическое руководство страны, которое было частью американского проекта переустройства страны и поэтому ему не должно быть места в будущей афганской власти. При этом как представители пуштунского большинства талибы попытаются предоставить возможность в том или ином виде оставаться в политической элите страны представителям меньшинств: таджиков, узбеков, хазарейцев. Талибы понимают, что для решения задачи консолидации страны они должны не повторять ошибок прошлого и не настраивать против себя национальные меньшинства»,— отмечает господин Дубнов.

Комментируя заявление спецпредставителя президента РФ по Афганистану, директора второго департамента Азии МИДа Замира Кабулова о том, что стороны конфликта в Афганистане теперь должны начать серьезные переговоры о будущем коалиционном правительстве, Аркадий Дубнов выразил сомнение в том, что в нынешних условиях речь, в самом деле, может идти о некой новой коалиции. «Говорить о коалиционном правительстве было бы странно. С кем и для чего талибы должны вступать в коалицию — с теми, кого они победили и для кого не видят места в будущей стране? Более уместным было бы говорить не о коалиционном, а о переходном правительстве, которое будет формироваться талибами как победителями»,— считает Аркадий Дубнов.

Кирилл Кривошеев, Сергей Строкань

Источник: www.kommersant.ru

Добавить комментарий

*

18 + 2 =