Россию записали в умиротворители

Россию записали в умиротворители

Россию записали в умиротворители

Внешние и внутренние игроки намерены использовать влияние Москвы в Афганистане

«Коммерсантъ» от 22.08.2021, 21:46

Дипломатическая активность, которую проявляла Россия на афганском направлении в течение последних лет, начинает приносить плоды. Как видно из заявлений западных политиков и представителей террористического движения «Талибан» (запрещено в РФ), захватившего власть в Афганистане, Москву стали воспринимать как вероятного посредника для диалога между Кабулом и внешним миром. Впрочем, по мнению опрошенных “Ъ” экспертов, делать из этого оптимистичные выводы рано: внешние игроки пытаются воспользоваться посредничеством Москвы, чтобы отстоять собственные интересы, которые могут прийти в противоречие с российскими.

Россия, в течение последних трех лет приложившая немало усилий для укрепления своего влияния в Афганистане, судя по всему, дождалась признания того, что эта цель достигнута.

Одно из таких признаний сделал министр иностранных дел Великобритании Доминик Рааб в интервью газете The Sunday Telegraph. По его словам, в Лондоне собираются «привлекать страны, которые могут оказывать сдерживающее влияние (на запрещенное в РФ террористическое движение »Талибан».— “Ъ”), такие как Россия и Китай». Хотя, как заметил господин Рааб, взаимодействие с ними «некомфортно» и носит скорее вынужденный характер.

Напомним, на своей первой пресс-конференции в Кабуле пресс-секретарь талибов Забихулла Муджахид заявил, что есть три страны, с которым движение установило «очень хорошие отношения»,— Россия, Китай и Пакистан.

Выступить посредником в переговорах — пусть не со странами НАТО, а с внутренними оппонентами — Москву просили сами талибы. Об этом заявил посол России в Афганистане Дмитрий Жирнов, выступая на YouTube-канале «Соловьев Live». «Сейчас на весь Афганистан осталась одна точка, которая неподконтрольна талибам,— это провинция Панджшер, Панджшерское ущелье. У нас сегодня был в посольстве высокопоставленный представитель политического офиса талибов, и он просил, зная, что Россия пользуется большим авторитетом в Афганистане у разных политических сил, просил нас передать панджшерцам политический сигнал»,— рассказал российский дипломат.

История отношений России с талибами

Напомним, сопротивлением в Панджшере руководят два крупных афганских политика: Ахмад Масуд, сын легендарного полевого командира и лидера Северного Альянса Ахмада Шаха Масуда, и Амрулла Салех — вице-президент Афганистана из правительства Ашрафа Гани, который после его бегства объявил себя и. о. главы государства.

В субботу, 21 августа, в СМИ появились сообщения, что Ахмад Масуд якобы уже присягнул на верность талибом, но, как позже выяснилось, это не так — он лишь заявил о готовности к переговорам с ними. «Мы готовы сформировать инклюзивное правительство с «Талибаном» через политические переговоры, но неприемлемо формирование афганского правительства, характерная черта которого — экстремизм»,— цитирует его лондонская арабоязычная газета Asharq Al-Awsat.

Впрочем, как следует из более поздних новостей, попытки решить конфликт дипломатическим путем не увенчались успехом. По данным арабского телеканала Al Arabiya, талибы дали лидерам Панджшера всего четыре часа, чтобы сдать провинцию. В противном случае они пообещали начать штурм.

«Мы оказали сопротивление СССР, сможем оказать его и талибам»,— заявил в ответ господин Масуд.

Правда, он ссылался на опыт отца — сам он родился в 1989 году, уже после вывода советских войск из Афганистана.

«Просьба талибов повлиять на панджшерцев, обращенная к Москве, выглядит как пиар,— считает российский эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов.— Чтобы такие политические сигналы были эффективны, их нужно посылать непублично. А так их заявление как будто специально озвучено для того, чтобы доказать силу российского влияния».

Великобритания же, говоря о Москве как о важном посреднике, по мнению господина Дубнова, тоже преследует собственные цели. «Доминик Рааб сказал это для того, чтобы позволить Лондону укрепить собственное влияние в регионе,— считает эксперт.— Британия, вспоминая свои прошлые походы в Афганистан (в XIX веке.— “Ъ”) нашла отчетливый исторический момент, чтобы попытаться туда вернуться на правах одной из великих держав. После »Брексита» Британия получила возможность вести более независимую внешнюю политику, и это развязывает ей руки. Даже во времена пребывания натовского контингента в Афганистане британская разведка вела собственную работу, налаживая связи с различными группировками и полевыми командирами. А теперь она пытается восстановить эти контакты».

На желание Лондона достичь собственных целей указал и другой российский эксперт, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин. «Великобритания в афганском кейсе оказалось наиболее пострадавшей стороной, потому что она никаким образом не принимала участия в дискуссии о времени и форме вывода войск — ее просто поставили перед фактом. А значит, у правящей партии очень серьезные проблемы — вся идеологическая подоплека, которой присутствие британских войск оправдывалось внутренней аудитории, пошло крахом. Конечно, это позитивный сигнал, что кто-то на Западе публично признает ценность российских наработок. Но другой вопрос, что с »Талибаном» взаимодействовали все, и я не думаю, что Великобритания хотела бы увеличить влияние России на международной арене. Скорее, это перекладывание ответственности. Любые договоренности с »Талибаном» сейчас ненадежны — организация после победы находится в стадии переосмысления и вряд ли может что-то однозначно обещать, особенно в гуманитарных вопросах.

И, таким образом, Лондон может подставить Москву, заявив: вы установили тесный контакт с талибами, но не решаете вопросы, которые важны для остального человечества»,— рассказал “Ъ” эксперт.

В свою очередь, в Вашингтоне заявили, что уже во вторник, 24 августа, афганская проблема будет обсуждаться на виртуальном саммите «Группы семи» (G7). «Лидеры обсудят продолжение тесной координации нашей политики в отношении Афганистана и эвакуацию как наших граждан, так и отважных афганцев, которые поддерживали нас на протяжении последних двух десятилетий, а также других, попавших в уязвимое положение граждан Афганистана»,— рассказала пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки.

Важное мероприятие готовят и в Кабуле: по данным агентства Khaama Press, речь идет о «большом собрании» лидеров «Талибана» и других афганских политиков, которые остались в стране. При этом за неделю, которая прошла после бегства президента Афганистана Ашрафа Гани, талибам удалось достичь серьезных имиджевых побед — например, на верность им присягнул брат президента, Хашмад Гани. А по данным телеканала Al Jazeera, скоро в страну должен вернуться и министр иностранных дел в кабинете Ашрафа Гани — Мохаммад Ханиф Атмар, якобы чтобы участвовать в инклюзивном правительстве.

По информации “Ъ”, после взятия Кабула талибами Мохаммад Ханиф Атмар находился в Турции и поддерживал контакты с дипмиссиями, которые продолжают подчиняться правительству. Наконец, уже вторая страна —Узбекистан — открыла сухопутную границу и пропускает грузовые автомобили как в Афганистан, так и из него. Эту информацию подтвердил корреспондент агентства «Sputnik Узбекистан», побывавший на мосту, который связывает две страны.

Кирилл Кривошеев

Источник: www.kommersant.ru

Добавить комментарий

*

20 − 16 =