Принеси то — не саммит что

Принеси то — не саммит что

Принеси то — не саммит что

Переговорщики «нормандской четверки» готовят встречу лидеров, но сами в нее не верят

Газета «Коммерсантъ» №171 от 22.09.2021, стр. 1

Переговоры об урегулировании конфликта в Донбассе теперь проходят в жанре дипломатической фантастики. Германия, Россия, Франция и Украина уже месяц готовят саммит в «нормандском формате», который, как отмечают близкие к переговорам собеседники “Ъ”, в ближайшем будущем вряд ли состоится. Работающий вхолостую переговорный механизм показал: Минские соглашения вроде бы в силе, но их выполнение не двигается с мертвой точки. Параллельно стороны спорят о том, с кем же в Донбассе воюет Киев — с «сепаратистами Донецка и Луганска» или с Москвой.

Политические советники лидеров Германии, России, Франции и Украины начали обсуждать проведение очередного саммита в «нормандском формате» еще в августе — сразу после визита немецкого канцлера Ангелы Меркель в Москву. Из российской столицы госпожа Меркель направилась в Киев, где заявила, что идет работа над тем, чтобы до конца года лидеры четверки собрались в Германии и обсудили урегулирование конфликта в Донбассе. Ангела Меркель скоро покинет пост главы германского правительства и хотела бы провести саммит до своего ухода.

Предыдущая встреча «нормандцев» состоялась в декабре 2019 года в Париже. В ее итоговом документе подчеркивалось, что Минские соглашения остаются основой работы «нормандского формата», а также перечислялись шаги в области политики и в сфере безопасности, которые должны предпринять конфликтующие стороны. В документе также указывалось, что следующий саммит может состояться через четыре месяца, то есть в марте 2020 года.

Но ни в марте, ни позже лидеры Германии, России, Франции и Украины так и не собрались. Попытки организовать встречу проваливались. Москва жестко настаивала и продолжает настаивать на том, что сначала надлежит выполнить все предписания парижского саммита — от установления режима прекращения огня и до внедрения в украинское законодательство «формулы Штайнмайера» (одобрена контактной группой в октябре 2019 года; определяет механизм введения в действие закона об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей).

Хотя ничего из позапрошлогодних договоренностей до сих пор не выполнено, переговорщики уже месяц пытаются согласовать проект совместного заявления по итогам предполагаемого саммита в Берлине.

Это обычная практика — документы к встрече такого уровня всегда готовят заранее. И, если у глав государств нет никаких возражений, они их подписывают, а если возникают новые идеи, их в случае консенсуса вписывают уже во время саммита.

Проблемы, как рассказали “Ъ” несколько близких к переговорам российских источников, начались сразу. Представители Германии и Франции (Берлин и Париж в «нормандской четверке» на уровне политических советников представляют Пер Гебауэр и Эмманюэль Бонн) предложили проект итогового документа, который, по словам собеседников “Ъ”, во многом повторяет парижский текст 2019 года. «По сути, в нем предлагалось сделать то, что не было сделано»,— отметил один из них.

Российский переговорщик, заместитель главы кремлевской администрации Дмитрий Козак, как говорит другой источник “Ъ”, внес в документ весьма радикальные правки, вычеркнув из него довольно большую часть текста. И внес свои предложения по поводу того, что должен включать проект совместного заявления лидеров четырех стран.

После этого, рассказывает знакомый с ходом переговоров собеседник, Берлин и Париж ужесточили позицию. Они представили новый проект документа, отказавшись фиксировать в нем внутриукраинский характер конфликта в Донбассе. Москва, напомним, с самого начала боевых действий настаивает на том, что это война между Киевом с одной стороны и непризнанными республиками Донбасса — с другой. Своим главным дипломатическим достижением Кремль, во-первых, считает фиксацию этого тезиса в комплексе мер по выполнению Минских соглашений, а во-вторых, принятую в феврале 2015 года резолюцию ООН, которой одобряется этот комплекс мер…

После внесения этого проекта переговоры в «нормандском формате», которые в режиме видеосвязи проходили 8 и 17 сентября, велись уже в основном о том, что же это за конфликт и кто в нем является сторонами. О накале дискуссий свидетельствуют несколько сообщений, которые появились в украинской и российской прессе в конце прошлой и в начале нынешней недели.

Сначала СМИ Украины 17 сентября растиражировали сообщение, в котором близкий к переговорам источник рассказал, что российская сторона «упорно пыталась снять с себя ответственность за конфликт с Украиной, вновь выступая за то, чтобы вписать в итоговый документ саммита сепаратистов Донбасса как вторую сторону конфликта».

Однако, сообщал анонимный источник, эти попытки провалились: «Представители Франции, Германии и Украины были максимально открыты к достижению договоренностей по урегулированию и предлагали выверенные нейтральные формулировки, которые бы позволили российской стороне сохранить лицо. Но российский представитель Дмитрий Козак оказался совершенно недоговороспособен».

Этот же источник указывает, что Дмитрий Козак просил Германию, Францию и Украину прописать в итогах «обязательства России по урегулированию конфликта в соответствии с Минскими соглашениями», «как будто бы эти обязательства ему неизвестны». Но, отмечает анонимный собеседник, ни Германия, ни Франция, ни Украина «не поддались на эту провокацию».

На этой неделе украинскому источнику ответил такой же анонимный, но не менее близкий к переговорам источник с российской стороны. По его словам, все участники переговоров, включая представителей Украины, сначала согласились, что Минские соглашения — единственная основа для урегулирования конфликта. Но потом представители Берлина, Парижа и Киева отказались закреплять в проекте итогового документа «географическую дислокацию конфликта, его характер и стороны конфликта, на которые Минскими соглашениями возложены обязательства по его урегулированию».

«Французы и немцы дошли до того, что вычеркнули из проекта итогов предложенное ими же указание о том, что конфликт происходит «в Украине», которое никем до этого не оспаривалось. Причем данную правку они сделали своей принципиальной позицией»,— отметил источник в разговоре с агентством ТАСС.

После этого, раскрыл содержание состоявшихся 17 сентября переговоров близкий к ним аноним, Дмитрий Козак предложил всем письменно зафиксировать, кто, по их мнению, является сторонами конфликта. В ответ представители Германии и Франции, «а также глава офиса украинского президента Андрей Ермак высказали устную позицию, что конфликт является международным и происходит между Россией и Украиной, оговорившись, что эта информация не должна покидать узкий «круг» переговорщиков и не подлежит фиксации в проектах документов».

«В конечном итоге политические советники лидеров Германии и Франции предложили, чтобы российская сторона сама вписала себя в проект итогового документа в качестве агрессора и сама же написала себе обязательства по урегулированию конфликта»,— заключил источник с российской стороны.

Таким образом попытка согласовать проект итогового документа предполагаемого саммита 17 сентября провалилась. Дата следующих переговоров по этому поводу пока не определена. Российская сторона предлагала провести их 20 сентября, но остальные участники формата настояли на том, чтобы не торопиться.

Три собеседника “Ъ”, занимающиеся украинским направлением в различных российских госструктурах, считают: на таком фоне вероятность того, что саммит в «нормандском формате» состоится в Германии до конца года, близка к нулю. «Зачем эта встреча Меркель — понятно: она участвовала в подготовке Минских соглашений и перед тем, как уйти с руководящего поста, ей хочется поставить точку. Зачем саммит Киеву, тоже ясно: это возможность поднять на переговорах вопрос Крыма и получить пиар. Для нас же это трата времени, если нет никакого результата»,— пояснил один источник. Второй был более лаконичен, отметив, что при существующей позиции Украины, Германии и Франции, отказывающихся фиксировать Киев и Донбасс в качестве сторон конфликта, как это записано в Минских соглашениях, саммит не состоится. Третий заключил: «Получается, все делают вид, что готовят саммит».

Владимир Соловьев

Источник: www.kommersant.ru

Добавить комментарий

*

17 − шестнадцать =