Предприниматели присматриваются к Афганистану

Предприниматели присматриваются к Афганистану

Предприниматели присматриваются к Афганистану

Насколько республика привлекательна для инвестиций

«Коммерсантъ FM» от 27.08.2021, 11:27

Джо Байден пообещал отомстить за смерть американских военных в Кабуле. Накануне в столице республики произошла серия терактов, в результате погибли больше 100 человек, около 200 ранены. Среди жертв есть и американские морпехи, и мирное население. Ответственность на себя взяла запрещенная в РФ группировка «Исламское государство». Взрывы раздавались в том числе у здания аэропорта, где тысячи людей ожидали эвакуации. Первый взрыв прогремел спустя несколько часов после того, как российский посол в Афганистане Дмитрий Жирнов призвал россиян запускать бизнес в республике. Он отметил, что новая власть открыта для участия в экономике, в том числе предлагает осваивать недра. “Ъ FM” обсудил это заявление с предпринимателями, которые раньше уже работали в странах с повышенным уровнем риска. Готовы ли они инвестировать в Афганистан и на каких условиях? Расскажет Иван Якунин.

История развернулась на 180 градусов: в 80-х талибы (террористическое движение «Талибан» запрещено в РФ) похитили и расстреляли руководителя группы советских геологов Евгения Охримюка, который искал в республике твердые полезные ископаемые. Теперь они, если верить словам российского посла, вежливо приглашают российский бизнес осваивать недра. Предприниматель Георгий Шабад запускал проекты в Нигерии, Зимбабве и Ботсване, но даже для него это перебор:

«Есть страны, которые мы для себя в принципе исключаем. Например, Сомалиленд, непризнанное государство, Сомали, во многом смысле Судан, Чад. То есть государства, где существует нестабильность, проблемы с защитой инвестиций, с реэкспортом средств. То есть если мы знаем, что мы не сможем пойти ни в какой суд для защиты своих интересов, мы туда не идем. Не можем рассчитывать на вывоз капиталов — не идем. Не можем рассчитывать на свободный оборот средств — не идем».

Но в случае с Афганистаном на кону стоят даже не миллиарды, а триллионы долларов — во столько залежи полезных ископаемых оценила геологическая служба США. Там есть нефть, газ, медь, литий, золото, мрамор. Причем все месторождения уже отмечены на картах — разведкой занимались и американцы во время вторжения, и Москва. Работал геофизиком в Афганистане и отец бизнесмена Артема Бектемирова. Предприниматель бросил аптечный бизнес в России и уехал в Сенегал, построил там рыбоперерабатывающий завод. Он к инвестициям в Афганистан относится скептически, но допускает, что найдутся первопроходцы:

«Конго, Центральноафриканская Республика, Судан — это, действительно, Швейцария по сравнению с Афганистаном. С другой стороны, чего не сделает империалист в погоне за прибылью. Насколько я понимаю, Афганистан входит в идею Китая построения Нового шелкового пути. Может быть, если Китай начнет активно проводить там политику партии, какие-то будут решения, например, инфраструктурные, может быть, это будет сигналом к тому, что ситуация нормализуется».

У Китая уже был опыт ведения бизнеса в Афганистане, но закончился он трагично. В 2014-м госкомпания CMG собиралась добывать медь неподалеку от Кабула, успела нанять восьмерых афганцев. Но талибы нашли и убили их всех.

Вряд ли захочет осваивать недра республики и Индия: в 2015-м консорциум инвесторов решил построить там металлургический завод, вложил $10 млрд, а талибы напали на индийское посольство, и проект тут же свернули. Власти должны доказать, что это больше не повторится, говорит бизнесмен из списка Forbes Давид Якобашвили. Он несколько лет назад купил бизнес по торговле металлами в Руанде и Уганде:

«Своя жизнь и жизнь твоих сотрудников дороже.

Был взрыв в аэропорту. Если это будет продолжаться, какой смысл? Какие деньги могут сравниться с человеческой жизнью? Ничего совершенно. Время покажет, года два-три, будет ли люстрация, какое будет отношение к женщинам, к приезжим. Мы же это все увидим. Если они с самого начала начнут демократично или как-то во всяком случае человечески подходить ко всему, почему и нет».

У талибов уже есть возможность пройти проверку на демократичность. Дело в том, что одна из богатых минералами провинций называется Панджшер, и как раз над ней у запрещенного в России движения нет никакой власти. Регион контролируют ополченцы, которые отказываются сдаваться и обещают защищать территорию с оружием в руках. “Ъ FM” обнаружил доклад американских геологов, которые еще в 90-х писали о залежах изумрудов высшего качества в Панджшере. Чтобы их освоить, надо договориться с мятежниками. Основатель Exotic.vc Михаил Ляпин не видит в афганской конъюнктуре ничего особенного. Сам он занимается микрофинансами в Кении, Гане и Танзании:

«Некоторые наши окологосорганизации ведут бизнес в ЦАР, Венесуэле и в других супервысокорисковых странах, где вас точно так же могут возить в багажнике, украсть, продать просто потому, что вы белый. Чем Афганистан хуже? Интересный рынок, особенно если рассматривать его в совокупности с соседними странами — с Пакистаном, с Ираном. Содержимое черепной коробки у населения будет плюс-минус похожее. И с ними просьба работать именно как с кустом стран, потому что большая популяция населения, уже есть смартфоны, соответственно, они захотят потреблять. Но прежде чем там, конечно, стартовать, интересно было бы услышать мнение нашей власти по отношению к правительству Афганистана, потому что у нас талибы — это все еще запрещенная организация».

Как раз об этом накануне размышлял пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Он напомнил, что Россия до сих пор не признала власть в Афганистане, хотя и согласился, что сейчас именно «Талибан» контролирует ситуацию в стране. Исключение организации из списка запрещенных зависит от дальнейших действий Кабула. Представитель движения, несмотря на это, заявил, что у талибов хорошие отношения с Россией.

Природные богатства Афганистана — в инфографике “Ъ”

Предприниматели присматриваются к Афганистану

Источник: www.kommersant.ru

Добавить комментарий

*

два × 5 =