Не было ни гроша, да вдруг Афган

Не было ни гроша, да вдруг Афган

Не было ни гроша, да вдруг Афган

“Ъ” поговорил с афганцами, которые находятся в России и решили не возвращаться в свою страну

Газета «Коммерсантъ» №148 от 20.08.2021, стр. 4

Резкая смена власти в Афганистане застала врасплох тех афганцев, которые в этот момент находились за пределами страны. Теперь многие из них не хотят возвращаться на родину, опасаясь преследований со стороны «Талибана» (террористическая организация, запрещенная в РФ). Московский офис правозащитного комитета «Гражданское содействие» (включен Минюстом в перечень иноагентов) всю неделю принимает заявления от растерянных афганцев, которые надеются получить в России статус беженца или хотя бы временное убежище. Корреспондент “Ъ” Мария Литвинова поговорила с этими людьми и узнала, как внезапная беда уравняла грузчиков-нелегалов с полицейскими, официально приглашенными в Москву российскими коллегами. По их словам, на родине им всем угрожает смертельная опасность, а в самом тяжелом положении оказались их матери и сестры. Правозащитники ожидают наплыва афганских беженцев в Россию и предупреждают, что без политического решения большинство из них так и не смогут легализоваться.

Афганцы занимают очередь к юристам «Гражданского содействия» уже с самого утра. В основном это молодые мужчины, выглядящие вполне светски — гладко выбритые, в брюках и рубашках, с короткими стрижками. Ожидая приема, они переписываются в мессенджерах с родными и тихо обсуждают друг с другом ситуацию на родине. 37-летний полицейский Бахром вместе с 17 своими коллегами прилетел в Москву из Кабула 20 мая — на длительные курсы повышения квалификации кинологов при МВД России. Бахром рассказал “Ъ”, что курсы должны закончиться 26 сентября, но после прихода к власти талибов все 18 человек решили не возвращаться домой. «Нам страшно,— признался полицейский.— Для нас это вопрос жизни и смерти, ведь возвращение в Афганистан теперь невозможно». Мужчины пришли к российским правозащитникам «просить помощи и совета». По словам Бахрома, они с коллегами «растерянны» и «не знают, как быть», потому что «такого развития событий никто не предполагал». При этом в Кабуле остались их семьи — и полицейские переживают за родных. «Но я прежде всего командир. И сейчас для меня самое важное — защитить свою команду»,— твердо говорит Бахром.

Рядом с ним — переводчик Саид, который сопровождал афганских полицейских на курсах. Он давно в России: в 2017 году закончил РУДН по специальности «международные отношения и политология», затем получил вид на жительство. По его словам, землякам здесь очень сложно устроиться. «Я сам долго бегал по инстанциям, мучился с получением всех документов, чтобы остаться в России. А многие афганские семьи вынуждены десятилетиями жить в России нелегально»,— говорит Саид.

Не было ни гроша, да вдруг Афган

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

В приемную «Гражданского содействия» заходят еще несколько мужчин. Они берут талоны и встают в очередь на прием. 25-летний Афган живет в Москве почти три года. Он учился в РУДН на инженера, но недавно ему пришлось бросить вуз из-за финансовых трудностей: студент не смог дальше оплачивать учебу. Теперь Афган работает грузчиком на продуктовом рынке. Он получает 1200–1500 руб. в день и практически все деньги высылает семье. Мать и сестры Афгана живут в Кабуле. «Совсем недавно старшая из сестер училась в университете на стоматолога, еще две ходили в школу. Теперь они сидят дома, потому что женщинам на учебу ходить запрещено, а появляться на улице без сопровождения мужчины — опасно,— рассказал Афган.— Наш отец давно живет с другой семьей, связь с ним мы не поддерживаем, и я остался у них единственным мужчиной». Его мать была уборщицей, «но теперь там и такой работы нет — и не ясно, будет ли».

Афган хочет узнать у правозащитников, реально ли его семье перебраться в Россию. Возвращаться на родину он боится: «Последний раз я был там месяц назад, но, к счастью, вовремя уехал обратно в Россию». В Кабуле молодой человек успел поработать официантом в американском ресторане — по его словам, теперь даже это могут посчитать пособничеством американцам. «Новой власти уже успели донести на меня — в дом к моей маме приходили вооруженные люди, спрашивали, где я. Если я вернусь, меня сразу задержат, и неизвестно, что дальше будет»,— переживает Афган.

22-летний Насар живет в России без документов уже почти два с половиной года. Он приехал в Москву по туристической визе и решил остаться: «В Афганистане постоянная война, бедность, я не хочу и не могу там жить». В Москве он работает на продуктовом складе, таскает тележки. По словам мужчины, его постоянно останавливают полицейские, требуют предъявить документы, но в конце концов «просто забирают деньги, сколько есть, и отпускают». Он пытался оформить разрешение на пребывание в стране, но для «нелегалов» это слишком сложно и долго, а работа ждать не будет. Нельзя пропустить даже несколько дней, устало объясняет Насар,— тебя просто уволят, а без документов новую работу найти очень сложно.

Каждый месяц он отправляет деньги семье — отцу, матери, четырем сестрам и двум братьям. В плохой месяц получается выслать им $100, в хороший — целых $150. «Работы дома нет, сестры учились, но теперь вряд ли смогут,— объясняет он.— Женщинам теперь все там запрещено. Если мужчины при талибах могут хоть как-то жить, то женщинам там очень плохо». Напоследок Насар и Афган просят «поблагодарить в газете» правозащитников из «Гражданского содействия». Из-за коронавирусных ограничений в 2020 году у парней практически не было работы, «сидели по домам совсем без денег, голодные». В это время российские правозащитники помогали им с едой, и молодые афганцы клянутся, что никогда этого не забудут.

Не было ни гроша, да вдруг Афган

Координатор-переводчик «Гражданского содействия» Фахим Фероз

Фото: Фахим Фероз / vk.com

Координатор-переводчик «Гражданского содействия» Фахим Фероз рассказал “Ъ”, что в Москве, по его оценкам, находится около 20 тыс. граждан Афганистана. А всего их в России около 100 тыс. Точную цифру установить сложно, говорит правозащитник, потому что «многие с 1990-х годов находятся в стране нелегально» и при любой возможности стараются уехать в Европу. «К сожалению, Россия — не страна для беженцев,— констатирует господин Фероз.— Получить статус беженца здесь почти невозможно. В 1990-х годах с этим было проще, но за последние 10–15 лет я не знаю ни одного случая, чтобы афганца признали беженцем в России». С получением временного убежища тоже сложно: «Его предоставляют далеко не всем. И никогда нет гарантий, что в следующем году тебе его продлят».

По данным МВД, на конец 2020 года в России находились 455 человек со статусом беженца. 256 из них — граждане Афганистана, но подавляющее большинство получили этот статус еще в 1990-х. На правах временного убежища сейчас в России находятся 514 афганцев.

Проблемы афганцев начались не с момента победы талибов, напоминает Фахим Фероз. «Война в Афганистане идет уже 40 лет, жить в стране очень сложно. Многие афганцы пытались нелегально бежать через Россию в Европу, но попались и теперь сидят в российских тюрьмах,— рассказал правозащитник.— Другие остались здесь. Я знаю людей, у которых в России родились дети, уже закончили здесь школу, а они до сих пор не могут легализоваться».

Сам Фахим Фероз живет в России совершенно легально, но ему потребовалось на это много лет. В 1986 году он приехал в СССР учиться, закончил университет в 1993-м, но домой вернуться уже не мог. «СССР развалился, а на родине к власти пришли исламисты,— объясняет господин Фероз.— Мой отец, полковник авиации, просил меня не возвращаться на родину. Ведь я был коммунистом, членом партии. Возвращение было для меня смертельно опасным. С тех пор я не смог даже побывать на могиле отца». Оформить статус беженца господин Фероз смог только в 2008 году, а два года назад получил гражданство РФ.

В ближайшие месяцы он ожидает наплыва афганских беженцев в Россию. «Пока что люди физически не успели сюда добраться, но это вопрос времени. Афганцы все равно будут пытаться нелегально перейти границу,— уверен Фахим Фероз.— Под флагами талибов мало кто захочет жить, за исключением религиозных фанатиков». Господин Фероз надеется, что «большая страна Россия все же протянет руку беженцам из Афганистана, ведь она сможет им помочь, если захочет».

В четверг официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заявила, что Россия готова «предоставить услуги гражданской авиации по обеспечению перелета любого количества афганских граждан, включая женщин и детей, в любые зарубежные страны, которые проявят интерес по их приему и размещению».

Мария Литвинова

Источник: www.kommersant.ru

Добавить комментарий

*

18 + 13 =