Голосуй, а то пожалеешь

Голосуй, а то пожалеешь

В охваченной вооруженными конфликтами Эфиопии пройдут парламентские выборы

«Коммерсантъ» от 20.06.2021, 15:04

Всего за три года пребывания у власти 44-летний премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед успел многое. Он снискал себе славу либерального реформатора, выпустил из тюрем десятки тысяч политзаключенных, открыл страну иностранному бизнесу, получил Нобелевскую премию мира за исторический мирный договор с Эритреей. И одновременно растерял важных политических союзников, развязал войну против одного из федеральных штатов и начал закручивание гаек на фоне вспыхнувших многочисленных внутренних конфликтов. При таком раскладе премьер нуждается в успешном проведении парламентских выборов, чтобы закрепить легитимность своего правления. Голосование стартует в понедельник.

К шестым всеобщим выборам в Палату народных представителей и региональные законодательные органы Эфиопии, которые должны начаться 21 июня, страна подошла расколотой и раздираемой на части, какой она не была с момента окончания гражданской войны в 1991 году. С одной стороны, нынешняя избирательная кампания более конкурентна, чем на предыдущих выборах: среди более 40 участвующих в предвыборной гонке национальных и региональных партий многие ранее находились вне закона или по разным причинам отстранялись от электорального процесса. С другой стороны, крупнейшие национальные движения — «Народный фронт освобождения Тыграя» (НФОТ) и «Армия освобождения Оромо» — признаны террористическими организациями и не допущены к выборам, а «Федералистский конгресс Оромо» и «Фронт освобождения Оромо» показательно бойкотируют голосование.

Выборы должны были состояться еще в августе прошлого года, но были перенесены из-за пандемии COVID-19. Однако к первоначально оговоренной дате все равно не успели подготовиться. Из-за проблем с логистикой и печатью бюллетеней выборы пришлось перенести с 5 на 21 июня. Предполагается, что голосование будет идти две недели, но на самом деле оно может растянуться на несколько месяцев.

Выборы проходят на фоне военных действий в штатах Тыграй и Оромия и многочисленных межобщинных конфликтов по всей стране.

Сотни тысяч эфиопов, покинувших свои дома, вряд ли смогут дойти до избирательных участков. В отдельных округах шести из девяти штатов голосование перенесли на 6 сентября из-за проблем с безопасностью и логистикой. А дата проведения выборов в охваченном военными действиями штате Тыграй еще даже не названа (всего вакантными останутся 64 из 547 мандатов). На сентябрь отложен и референдум, на котором жители пяти зон и одного округа на юге страны должны были проголосовать за образование собственного Юго-Западного штата.

Несмотря на то что хуже времени для выборов как будто бы и не придумать, это голосование тем не менее необходимо премьер-министру Абию Ахмеду. Выборы должны закрепить легитимность его правления, ведь нынешний состав парламента был избран в 2015 году, еще до смены власти в Эфиопии.

Победу на выборах прочат созданной в 2019 году по инициативе премьера Партии процветания (ПП). Ее задача — консолидировать управление многоэтничной и многоконфессиональной страной, что соответствует сформулированной премьер-министром концепции «Медемер», направленной на формирование эфиопской идентичности. Оппозиция заподозрила в действиях господина Ахмеда покушение на принципы конституционно закрепленного «этнического федерализма». Федералисты критикуют централистский, а то и «имперский», по их мнению, стиль премьера, якобы не считающегося с региональными интересами и управляющего страной через узкий круг доверенных советников. Из-за рыхлости оргструктуры партия не смогла закрепиться на окружном и зональном уровнях, ее раздирают конфликты между оромской и амхарской ветвями. На местах ей противостоят небольшие региональные партии, стоящие на этнонационалистических позициях.

Напомним, что Абий Ахмед стал премьер-министром в 2018 году на фоне вспыхнувших за несколько лет до этого молодежных и крестьянских протестов в штатах Амхара и Оромия. Народные волнения были подавлены, но премьер-министр Хайлемариам Десалень все же решил уйти в отставку.

При новом премьере Эфиопия совершила разворот от этатистской модели развития китайского типа к неолиберальной демократии. Первые месяцы пребывания у власти господина Абия сопровождались амнистиями, процессом либерализации общества, возвращением политических эмигрантов. Его экономические реформы предусматривали приватизацию таких «жемчужин» индустрии, как Ethiopian Airlines, Ethio Telecom, Ethiopian Electric Power Corporation и других госкомпаний, привлечение иностранных инвестиций (особенно из стран Персидского залива), создание фондового рынка. Эти инициативы вызвали большой энтузиазм у инвесторов и международных финансовых организаций: Всемирный банк выделил Эфиопии колоссальный по африканским меркам заем в $1,2 млрд — первый за 13 лет. Крупнейшим достижением Абия Ахмеда стало получение Нобелевской премии мира за исторический мирный договор с Эритреей. Он поставил точку в 18-летней напряженности между странами после тяжелой пограничной войны 1998–2000 годов, стоившей десятков тысяч жизней.

Не свой среди своих

Охватившая страну «абиемания» сопровождалась высокими ожиданиями от реформаторского курса премьера. Однако сейчас население разочаровано. Первой в новом премьере разочаровалась политизированная часть оромо — крупнейшего народа страны, чьи активисты и интеллектуалы считают себя жертвами «амхарского империализма». Политики-оромо ожидали от премьера расширения своего представительства в органах власти и повышения роли языка оромифа на федеральном уровне.

На первых порах Абий Ахмед — сам оромо по отцу — часто появлялся в оромских нарядах, дарил подарки оромским старейшинам, ввел в правительство, армию и спецслужбы многих представителей этноса, наконец, амнистировал и легализовал «Фронт освобождения Оромо», чьи структуры, в том числе вооруженное крыло «Армия освобождения Оромо» (АОО), вернулись в Эфиопию из Эритреи и частично пополнили силы безопасности Оромии.

Для многих точкой невозврата стала гибель в июле 2020 года певца Хачалу Хундессы, в которой оромские националисты обвинили власти. Тогда в ходе подавления беспорядков погибли 167 и были арестованы свыше 4 тыс. человек. В опале оказались фактически все значимые лидеры оромо. Лемма Мегерса был снят с поста министра обороны и выведен из ПП. Активисты Бекеле Герба и Джавар Мухаммед, члены «Федералистского конгресса Оромо», попали под следствие по подозрению в терроризме. Повстанцы АОО вернулись в леса и возобновили атаки на военные объекты и государственную инфраструктуру. В течение последних месяцев АОО начала стремительное наступление в Западной Оромии, продвинулась к Аддис-Абебе и перенесла боевые действия на штат Амхара.

Старые власти не сдаются

Практически сразу у премьера начались трения и с прежним руководством страны в лице «Народного фронта освобождения Тыграя». Эта политическая организация этнического меньшинства (тыграйцы составляют 6% населения) пришла к власти в 1991 году по итогам гражданской войны и правила Эфиопией следующие 27 лет. Проводимые при господине Ахмеде увольнения и преследования связанных с НФОТ силовиков и сотрудников спецслужб, антикоррупционные расследования в отношении тыграйских компаний, в частности военно-промышленной корпорации METEC, не могли не беспокоить руководство «Фронта». В конце 2019 года НФОТ отказался входить в Партию процветания. А через год «Фронт» не согласился с решением о переносе выборов и провел собственное голосование в штате Тыграй, где предсказуемо получил 98,5% голосов. Это привело к военной конфронтации с федеральным центром в ноябре 2020 года.

В конфликте с Аддис-Абебой НФОТ — некогда военизированная марксистско-ленинская партия — переоценил свои возможности. Длившаяся около трех недель военная операция стала еще одним успехом Абия Ахмеда. Тем более нашлись желающие отомстить тыграйцам. Этнические ополчения из штата Амхара, воспользовавшись неурегулированными территориальными претензиями своего штата к Тыграю, с негласного разрешения Аддис-Абебы оккупировали западные и южные зоны Тыграя. На помощь эфиопским властям пришли и посланные президентом Эритреи Исайясом Афеворки части, оккупировавшие север Тыграя. Именно с НФОТ Исайяс Афеворки связывал тяжелую войну 1998–2000 годов, поражение в которой тяжело переживали в Эритрее, и считал «Фронт» главной экзистенциальной угрозой для своей страны.

Однако, несмотря на возвращение крупных городов и стратегических объектов в штате Тыграй под контроль центрального правительства и возобновление авиасообщения с региональной столицей Мэкэле, боевые действия продолжаются. До 80% территории Тыграя все еще недоступно для гуманитарной помощи, в которой нуждаются 5,2 млн человек. Операция переросла в затяжную партизанскую войну, в которой стороны активно прибегают к тактике «выжженной земли». Гуманитарные организации предупреждают о наступлении голода в Тыграе.

Высокий символический капитал лауреата Нобелевской премии мира испорчен «эксцессами военного времени» — проверками, задержаниями и увольнениями этнических тыграйцев, проживающих в других регионах страны за пределами Тыграя, высылками и задержаниями журналистов, активистов и деятелей культуры, закрытием изданий.

Собранные правозащитниками факты о преступлениях эритрейских войск, федеральных сил, амхарских ополченцев вызывают беспокойство мировой общественности. Так, США ввели визовые санкции против чиновников Эфиопии и Эритреи, в том числе политиков из штата Амхара и членов мятежного НФОТ, которые подрывают урегулирование в Тыграе.

Конфликт в Тыграе стал знаковым еще по одной причине. Благодаря моноэтническому составу и базировавшемуся там руководству НФОТ Тыграй был последним стабильным регионом Эфиопии. С ослаблением НФОТ и началом либерализации экономики рухнула налаженная «Фронтом» сеть партийных осведомителей и информаторов, охватывавшая каждую деревню и купировавшая локальные конфликты. Страну стали сотрясать межобщинные и межэтнические столкновения (например, в штатах Амхара и Оромия между оромо и амхара, а также в Гедео, Сомали, Хараре и др.), этносепаратистские выступления и вооруженные столкновения между целыми штатами (например, штатами Афар и Сомали). Некоторые конфликты связаны с ростом населения, конкуренцией за земельные и водные ресурсы, другие вызваны переделом отношений власти и собственности на фоне ослабления центральной власти и авторитета традиционных старейшин. Усугубляет ситуацию политизация этничности, вызванная неурегулированными историческими претензиями и обидами общин друг на друга и подогреваемая пропагандой в социальных сетях, а также милитаризация регионов. С конца 2017 года они наращивали собственные полувоенные формирования (так называемые специальные силы), общая численность которых, по оценкам, доходит до половины списочного состава федеральной армии. Все это плохо влияет на экономику и репутацию страны: фиксируется как снижение иностранных инвестиций, так и замедление темпов реформ из-за выхода на первый план вопросов безопасности.

Один из самых серьезных конфликтов разгорелся в зоне Мэтэкэль (штат Бенишангуль-Гумуз) между ополчениями амхарских вооруженных поселенцев и «коренных» жителей — гумуз, берта, шинаша, мао и комо. Причинами стали миграция в этот регион крестьян амхара из-за засухи и малоземелья начиная с 1980-х годов, развитие агроиндустрии с притоком сезонных работников из других штатов и разворачивание с 2000-х годов инфраструктурных проектов, дезорганизовавших привычный уклад хозяйственной жизни. Это противостояние опасно в первую очередь близостью ключевого инфраструктурного объекта страны — плотины «Хыдасе» («Возрождение») на Голубом Ниле. Начало заполнения ее резервуара, против которого возражали Египет и Судан из-за опасений снижения уровня воды в этой жизненно важной для них водной артерии, стало одной из главных целей Абия Ахмеда до проведения выборов. Однако международное сообщество опасается, что зашедшие в тупик переговоры между Эфиопией, Египтом и Суданом обернутся военной эскалацией. Не менее опасна и угроза инфраструктуре дамбы, исходящая изнутри — со стороны местных ополчений.

На таком фоне выборы для премьер-министра вряд ли будут простыми.

Алексей Целунов

Источник: www.kommersant.ru

Добавить комментарий

*

восемнадцать + 17 =