Кто даст деньги на спасение «единой Европы»&nbsp


Кто даст деньги на спасение «единой Европы»&nbsp

Европе нужен новый «план Маршалла» для борьбы с кризисом и не нужно отменять санкции против России. Так считают в руководстве Евросоюза, не замечая очевидного противоречия. Но если ЕС в самом деле хочет преодолеть последствия коронакризиса и развиваться как самостоятельный центр силы, то пандемия может стать хорошим поводом для стратегического разворота Старого Света на Восток.

Санкции Запада против России не препятствуют борьбе российской стороны с коронавирусом, поэтому вопрос об их отмене стоять не должен, независимо от течения пандемии, заявил официальный представитель Еврокомиссии Питер Стано. Так он ответил на обращение группы депутатов Европарламента с требованием «не допустить отмены санкций против России под предлогом борьбы с пандемией коронавируса».

Эти депутаты были озабочены призывами некоторых своих коллег и политиков из отдельных европейских стран прекратить санкционную войну с Россией: мир меняется, и можно оставить в прошлом старые разногласия. В призыве отказаться от санкций очень мало русофилии и очень много национального эгоизма. Ведь европейские страны хотят полноценно торговать с Россией, вкладывать деньги в российскую экономику и совместные проекты. Не хотят и дальше терять миллиарды евро каждый год — а уж после коронакризиса упускать выгоду станет еще обиднее.

Но это европейским странам по отдельности обидно. А Евросоюзу в целом, то есть их объединению, все кажется правильным — общеевропейская, точнее даже атлантическая, солидарность важнее всего. Коронавирус и вызванный им кризис уйдут, а отношения с Россией — главным соседом ЕС — останутся. И если сейчас «дать слабину», то как же дальше бороться за Украину? Тут уже один шаг до того, чтобы дать Путину захватить Прибалтику, считают там.

То есть Европа готова будет и дальше терять деньги от санкционной войны с Россией — такова позиция нынешнего руководства как ЕС, так и ключевой страны союза, Германии. Учитывая, что правительства и единой Европы, и федеративной Германии возглавляет в политическом смысле по сути один и тот же человек — Ангела Меркель и ее бывший министр Урсула фон дер Ляйен — ситуация упрощается до выражения «так считают в Берлине».

Но одновременно в Берлине хотят и дальше строить единую Европу, несмотря на коронакризис и то, как он ударил по репутации и так не особо популярного Евросоюза. Закрывая границы, национальные правительства практически игнорировали сам факт существования Евросоюза. Взаимопомощь если и осуществлялась, то на межнациональном, а не на наднациональном (то есть еэсовском) уровне. И вот теперь ЕС начал выходить из недобровольной изоляции. В воскресенье председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен написала в Die Welt, что «нам нужен план Маршалла для Европы. Необходимо инвестировать миллиарды евро сегодня, чтобы предотвратить катастрофу в будущем».

Хотя конкретные цифры не назывались, предполагается, что речь идет о ста миллиардах евро, которые будут направлены из бюджета ЕС на поддержку работающих людей, самозанятых и предприятий во время кризиса с коронавирусом. Этот план утвердит Европарламент и национальные правительства, потому что 100 миллиардов — это капля в море тех средств, которые потребуется вкачать в европейскую экономику, чтобы преодолеть последствия коронакризиса. Но фон дер Ляйен, говоря о «плане Маршалла», имеет в виду не только ближайшие действия, у нее стратегические планы:

«В рамках борьбы с кризисом мы не станем ограничиваться полумерами. Это будет касаться и последующих лет, когда нам предстоит выводить экономику из кризиса. Для этого нам необходимы мощные инвестиции — своего рода «План Маршалла» для Европы. При этом в центре внимания должен будет стоять новый мощный европейский бюджет… Все страны ЕС признали союзный бюджет в качестве инструмента солидарной поддержки и модернизации. Поэтому мы просто обязаны инвестировать средства из нашего будущего бюджета максимально разумно. Это должно помочь нам сохранить то, что нам дорого, и возродить чувство единства между народами Европы. И это должно стать стратегической инвестицией в наше будущее. Это касается, например, таких областей, как инновационные исследования, цифровая инфраструктура, «чистая» энергетика, умная экономика замкнутого цикла и перспективные транспортные системы. Такой «План Маршалла» может внести решающий вклад в создание более современной, стабильной и способной к сопротивлению Европы. Наш Европейский союз сумеет, мы в этом абсолютно убеждены, выйти из этой ситуации еще более сильным, как ему это удавалось и во времена всех прошлых кризисов. И чтобы это было действительно так, сейчас важнее, чем когда-либо раньше, чтобы жители Европы стремились к общему будущему».

То есть руководство ЕС хочет воспользоваться кризисом для усиления централизации Евросоюза: увеличить бюджет и через него осуществлять и модернизацию, и спасение европейской экономики. Которая и так становилась все более неконкурентоспособной (если брать ЕС в целом, а не одну Германию). То есть на вопрос возмущенных европейцев «зачем нам такой ЕС, который ничем нам не помог во время пандемии», в Брюсселе придумали ответ: «Мы поможем вам возродиться, дадим денег, которые перед тем заберем у ваших национальных правительств».

И Меркель, и фон дер Ляйен категорически против как расширения самостоятельности много возомнивших о себе национальных властей, так и распределения нагрузки от нынешних потерь на весь ЕС, поэтому и не соглашаются на выпуск специальных «коронабондов», то есть долговых обязательств, на чем настаивают страны юга Европы и Франция.

Должно быть больше Европы, сказала в понедельник Меркель:

«С моей точки зрения, Европа, Европейский союз стоит перед самым большим испытанием с момента основания… В интересах всех, в интересах Германии заключается выход сильной Европы из этого испытания… Мы видим, насколько связаны наши экономики, что происходит, если свободный обмен товарами не обеспечен. Поэтому ответ может быть только один — больше Европы, более сильная Европа, хорошо работающая Европа во всех своих частях, то есть всех государствах-участниках».

Укреплять, собирать такую Европу немцы и будут с помощью нового «плана Маршалла». Только вот кто даст деньги на спасение «единой Европы»?

После Второй мировой деньги были американскими — США победили в той войне не просто Германию, но и Европу как таковую. Она потеряла военную самостоятельность и геополитический суверенитет. А на восстановлении ее экономики американцы прекрасно заработали. С тех пор Европа так и не обрела реальной самостоятельности, оставаясь в рамках атлантического Запада младшим и неполноправным партнером. Но усиление Евросоюза и размежевание с англосаксами (победа Трампа и Брекзит) давали Европе шанс на возвращение реального суверенитета. Да, многим европейцам не нравится сама идея наднационального Евросоюза, не говоря уже о его для одних слишком космополитическом, для других слишком прогерманском руководстве. Но даже выйти из-под атлантического влияния всем вместе может быть даже проще, чем поодиночке.

Однако для этого нужно, чтобы к власти в ЕС пришли однозначно проевропейские силы — сторонники евроцентризма, а не атлантисты и глобалисты. Такую Европу могли бы уважать и в европейских странах, и на мировой арене — суверенную и сильную. Такая Европа смогла бы устоять во многих кризисах, а нынешняя говорит о «плане Маршалла».

Америка сейчас не в том положении, чтобы вкладывать в Евросоюз деньги. И дело даже не в коронакризисе. Штаты, как национальное государство, сами заинтересованы в инвестициях в свою экономику, что Трамп и пытается заставить делать американский (а на самом деле давно уже наднациональный) бизнес. Получалось не очень и до пандемии, а сейчас будет еще тяжелее. Деньги транснациональных корпораций (немалая часть которых — европейские) в Европу тоже не пойдут, тем более на уровень Евросоюза. Невыгодно вкладывать.

Есть Китай, который давно уже пытается покупать Европу по кусочкам. Но ему упорно не дают это делать и сами европейцы, и американцы, и транснациональные корпорации — боятся попасть в зависимость. На настоящий новый «план Маршалла», то есть на вливание очень больших денег, возможности сейчас есть только у КНР.

Понятно, что решают тут не деньги, а стратеги. Выбор в пользу Китая — стратегический, означающий разворот Европы от Атлантики в сторону Евразии. Не замена одной зависимости на другую, как пугают европейцев атлантические марионетки, а шанс на обретение, возвращение самостоятельности. Китайцы в любом случае не будут держать в Европе свои оккупационные войска, промывать мозги, требуя верности идеологии толерантности, держать на коротком поводке лидеров и выкручивать им руки на международной арене, то есть не станут заменой американцев. Взаимовыгодный альянс Европы и Китая был бы выгоден Европе. Но воспользуется ли она предоставленным коронавирусом шансом для того, чтобы решиться на него?

Это будет видно в том числе и по политике ЕС по отношению к России, потому что разворот к Евразии и Китаю означает и отказ от навязанной атлантистами политики конфронтации с Москвой.

Видео дня. Какой должна быть ипотека для «кредитных каникул»

Добавить комментарий

*

6 + 9 =