«Украинский милитаризм» помянули в Каире

«Украинский милитаризм» помянули в Каире

«Украинский милитаризм» помянули в Каире

Сергей Лавров из Египта послал сигнал в Турцию

Москва предостерегла Анкару от «подпитки милитаристских настроений Киева». Резкое высказывание главы МИД РФ Сергея Лаврова касательно поездки президента Украины Владимира Зеленского в Стамбул прозвучало из Каира, который российский министр посетил с рабочим визитом. Претензии к Турции были высказаны на фоне полного взаимопонимания по международной повестке, демонстрируемого РФ и Египтом. При этом о Турции в Каире говорили много и не особенно одобрительно.

«Мы всем ответственным странам, с которыми мы общаемся — Турция одна из них,— настоятельно рекомендуем проанализировать ситуацию, проанализировать вечные воинствующие заявления киевского режима. И предостерегаем их от того, чтобы они подпитывали вот эти вот милитаристские настроения»,— заявил в понедельник глава МИД РФ Сергей Лавров в ходе пресс-конференции со своим египетским коллегой Самехом Шукри в Каире. Так он ответил на вопрос журналистов, беспокоит ли Россию военно-техническое сотрудничество между Турцией и Украиной. Тема была поднята после субботнего визита Владимира Зеленского в Стамбул, а также сообщений о первом вылете турецкого беспилотника Bayraktar TB2 в зоне операции объединенных сил (ООС, раньше называлась АТО) в Донбассе.

Резкие слова Сергея Лаврова были адресованы в основном украинским властям, но недовольство Анкарой трудно было скрыть. И не только по поводу ВТС с Украиной, но и в связи с позицией Анкары по Крыму.

По итогам турецко-украинских переговоров президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в очередной раз заявил о поддержке «Крымской платформы», цель которой — вернуть полуостров Киеву.

Заявление Сергея Лаврова по Турции, прозвучавшее всего за несколько часов до обнародования решения российских властей об ограничении авиасообщения с республикой из-за ситуации с коронавирусом, стало самой яркой частью пресс-конференции российского и египетского министров. Тональность высказывания явно контрастировала с атмосферой взаимопонимания по внешнеполитическим вопросам в отношениях между Москвой и Каиром. Особый смысл словам российского министра придавал тот факт, что критика Турции прозвучала в Египте, который, по сути, является региональным соперником Анкары: там крайне болезненно воспринимают ее внешнеполитические амбиции в Африке и арабских странах. Наиболее ярко их соперничество проявилось в Ливии, где Египет активно поддерживал Ливийскую национальную армию под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара и власти на востоке страны, в то время как Турция оказывала помощь Правительству национального согласия (ПНС) в Триполи. Угроза ввода Египтом своих войск в Ливию в прошлом году остановила наступление сил ПНС на восток. А договоренности Москвы и Анкары помогли установлению длительного перемирия, которое в итоге дало возможность начать межливийский диалог под эгидой ООН. Процесс ливийского национального примирения совпал и с восстановлением контактов между Египтом и Турцией. Однако до полного доверия пока далеко.

На прошлой неделе саудовский телеканал «Аль-Арабия» и ряд других арабских СМИ со ссылкой на свои источники сообщили о замедлении процесса нормализации отношений между Каиром и Анкарой: Египет сомневается в серьезности турецких намерений вывести своих наемников из Ливии, а также экстрадировать лидеров движения «Братья-мусульмане» (запрещено в РФ), разыскиваемых египетскими судебными органами. Министры иностранных дел Турции и Египта Мевлют Чавушоглу и Самех Шукри поспешили развеять эти слухи, поздравив друг друга с наступлением священного для всех мусульман месяца Рамадан. Однако публичная демонстрация дружеских намерений не означает, что у упомянутых арабскими СМИ проблем нет. Неслучайно египетский министр на пресс-конференции с Сергеем Лавровым так ратовал за возвращение Сирии в «арабскую семью», то есть в Лигу арабских государств, чтобы положить конец вмешательству в дела этой страны сил, которые находятся там без одобрения официальных властей. Одна из этих сил как раз Турция, хотя Самех Шукри публично об этом не сказал.

В ходе переговоров Сергея Лаврова в Каире особое внимание было уделено теме строительства в Эфиопии ГЭС «Хыдасе», по завершении которого Египет опасается остаться без необходимых водных ресурсов. Очередной раунд переговоров по этой теме между Египтом, Суданом и Эфиопией на прошлой неделе провалился. Господин Шукри выразил надежду, что Россия на базе своих двусторонних отношений со всеми заинтересованными странами «сможет найти какой-то компромисс между тремя государствами» и не допустит односторонних шагов с чьей-либо стороны.

В свою очередь, Сергей Лавров напомнил, что Россия ранее предлагала вовлеченным в спор странам техническую экспертизу, прежде всего снимки из космоса и анализ экспертов в водно-энергетической сфере. Ответа не последовало.

«Мы ни на какие другие роли не претендуем, нас не приглашали в посредники»,— сказал господин Лавров.

Что касается вопросов двусторонних отношений, то для Москвы и Каира приоритетны два инфраструктурных проекта — строительство АЭС «Эд-Дабаа» и Российской промышленной зоны в районе Суэцкого канала. По данным “Ъ”, планы по строительству обоих объектов пришлось корректировать, но в целом пока России и Египту удается решать возникающие вопросы. В то же время нет никакого прогресса в вопросе возобновления прямого авиасообщения между Россией и египетскими курортами, прерванного в 2015 году после крушения российского самолета над Синаем. «Рассчитываю, что полеты чартерных рейсов из России в Шарм-эш-Шейх и Хургаду будут возобновлены уже в ближайшее время»,— сказал накануне визита в Каир в интервью египетской газете «Аль-Ахрам» Сергей Лавров. Такие слова звучат уже несколько лет, но ситуация не меняется. По информации дипломатических источников “Ъ” в Москве, объективных причин для отказа вернуть рейсы нет, тем более что российские туристы все равно продолжают летать в Египет, хотя не так массово, как раньше.

При этом российские эксперты считают: наибольшие риски для российско-египетского сотрудничества представляет именно «нестабильная ситуация с безопасностью» внутри Египта, особенно в контексте строительства промышленной зоны и АЭС.

«Проекты подобного масштаба и сложности требуют от принимающей стороны гарантий безопасности: урон, который может быть нанесен двусторонним отношениям и отдельным сферам взаимодействия успешным терактом, ясно демонстрируют последствия катастрофы борта A321 над Синайским полуостровом в 2015 году»,— отмечается в докладе «Политические риски российско-египетского сотрудничества в Северной Африке», подготовленном российским и египетским Советами по международным делам (текст имеется у “Ъ”). Эксперты указывают, что от диалога двух стран стоит ожидать повышения плотности связей по борьбе с терроризмом, а также совместной работы в смежных областях, оказывающих стабилизирующий эффект на социально-экономическую ситуацию в Египте.

Марианна Беленькая

Источник: www.kommersant.ru

Добавить комментарий

*

двенадцать + 13 =