«Талибан» пришел на все границы

«Талибан» пришел на все границы

«Талибан» пришел на все границы

Боевики готовятся к воссозданию «исламского эмирата»

Будущее Афганистана стремительно становится главной мировой внешнеполитической проблемой. Движение «Талибан» в пятницу объявило о контроле над 85% территории страны, которую покинула большая часть международного воинского контингента во главе с США. С каждым днем талибы укрепляют позиции на границах, что ставит под угрозу безопасность всего региона. На этом фоне президент США Джо Байден был вынужден признать: «Талибан» сейчас наиболее силен с 2001 года. Тем временем сами талибы пытаются убедить международное сообщество, что опасаться их не стоит. Делегация катарского офиса движения посетила Москву, где выступила с рядом успокаивающих заявлений. Выступали талибы с позиции победителя.

Уйти, чтобы не увязнуть

Террористическое движение «Талибан» (запрещено в РФ) за 20 лет военной операции не только не побеждено, но и находится на пике своей военной мощи с 2001 года. Это был вынужден признать, выступая вечером 8 июля, президент США Джо Байден. Таким образом он, по сути, подтвердил тезис главы МИД РФ Сергея Лаврова, который за несколько часов до этого сказал: «США не просто выводят свои войска из Афганистана — они выводят их, де-факто признав провал своей миссии».

Пытаясь объяснить американцам одновременно долгожданное и неоднозначное решение об окончательном выводе войск из Афганистана до 31 августа, Джо Байден заявил: продолжение операции означало бы ее растягивание на неопределенный срок. «В 2011 году партнеры по НАТО согласились прекратить боевую миссию в 2014 году. В 2014-м некоторые возразили: «Еще один год». И вот, мы продолжаем воевать и нести потери,— напомнил американский президент.— Около 20 лет опыта показали нам, что нынешняя ситуация с безопасностью в Афганистане лишь подтверждает: «еще один год» войны в Афганистане — это не решение, а рецепт, как оставаться там бесконечно долго».

Первые же вопросы, которые журналисты задали Джо Байдену, были о том, верит ли он «Талибану» и неизбежен ли приход талибов к власти.

«Это глупый вопрос,— ответил он.— Верю ли я «Талибану»? Нет. Но я верю в силу афганских военных».

Глава Белого дома привел конкретные цифры: 300 тыс. афганских военных вместе с авиацией будут противостоять примерно 75 тыс. талибов.

Готовность сражаться пытался продемонстрировать в пятницу президент Афганистана Ашраф Гани: он посетил брошенную американцами авиабазу в Баграме (см. “Ъ” от 7 июля). Теперь ее можно назвать богатым наследством, которое западные партнеры оставили созданному ими же правительству. «Афганистан сталкивается с проблемой, вызванной выводом иностранных войск, но решит ее, проявив твердую волю, защитит родину,— заверил президент Гани.— Движение “Талибан” сделало выбор, отвергнув мирные предложения нашего правительства».

О срыве межафганских переговоров, стартовавших в сентябре 2020 года, ранее никто не заявлял, однако успешными их назвать тоже нельзя: никаких результатов достичь так и не удалось. Напомним, что российские власти обвиняют в затягивании этого процесса именно афганское правительство, а не талибов. Как давали понять в МИД РФ, президент Гани мог нарочно тормозить переговорный процесс, чтобы сохранить свое положение как можно дольше (см. “Ъ” от 5 июля).

Между тем переход Афганистана под контроль талибов становится все более очевиден соседям этой страны, потому что боевики захватывают один погранпереход за другим. За последние сутки в этот список, по данным некоторых источников, добавился город Торгунди на границе с Туркменией, а также переходы Абу Наср Фарахи и Ислам-Кала близ Ирана. Последний — главный пограничный пункт на шоссе, которое связывает Иран и Афганистан и по которому идет основной поток грузов.

Тем временем практически полный контроль талибов над таджико-афганской границей подтверждают российские военные. «Еще месяц назад представители “Талибана” начали отбирать участки госграницы со стороны Афганистана. К началу июля они 700 км взяли под свой контроль. К моменту нашего приезда в Таджикистан под контроль была взята практически вся госграница, этот участок с Республикой Таджикистан — 1344 км»,— заявил 8 июля телеканалу RT начальник объединенного штаба Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) генерал-полковник Анатолий Сидоров. Напомним, что в среду Таджикистан призвал членов ОДКБ помочь стабилизации ситуации на границе с Афганистаном, так как «своими силами справиться с проблемой затруднительно».

Самый прогрессивный эмират

Развеять опасения Москвы по поводу того, что война может перекинуться на постсоветские республики Центральной Азии, члены запрещенной в РФ группировки «Талибан» решили самым эффективным способом — приехав в российскую столицу и выступив на пресс-конференции. Вероятно, она для них была даже важнее, чем встреча с постоянным собеседником — спецпредставителем президента РФ по Афганистану Замиром Кабуловым.

Представители катарского офиса «Талибана» впервые вели себя так уверенно, давая понять, что они — не просто сторона конфликта, а уже победители, которые могут решать судьбу побежденных.

Возможно, поэтому в их выступлениях так часто звучал термин «исламский эмират» — именно его они хотели бы построить в противовес ныне существующей исламской республике.

«Фактически сложилась ситуация, что только административные центры провинций контролируются официальным Кабулом, все остальные окрестности и уезды, входящие в состав провинций, находятся под контролем эмирата»,— заявил член делегации Латиф Мансур. При этом, по словам главы делегации Шахабуддина Делавара, «под управлением исламского эмирата» находится 85% территории Афганистана, исключая центры провинций. Их представители талибов пообещали не захватывать силой, чтобы избежать жертв среди мирного населения. Правда, сразу после пресс-конференции появились сообщения о тяжелых боях в окрестностях второго по величине города страны — Кандагара.

Такое положение вещей делает и без того не слишком эффективные переговоры с афганским правительством вовсе бессмысленными, потому что талибы уже заявили о своем варианте будущего устройства Афганистана как об основном. И пообещали: ни на границе, ни в глубине страны их власть не должна принести ничего, кроме порядка и процветания. По словам талибов, погранпереходы под их контролем готовы принимать товары в штатном режиме, все бизнесмены, прежде перевозившие грузы, могут рассчитывать на поддержку.

Опасения, что талибы будут борцами с наукой и прогрессом, их представители тоже отвергли. По словам Шахабуддина Делавара, на территориях, которые уже управляются «эмиратом», работают и школы, и больницы.

Глава делегации высказался за то, чтобы все граждане Афганистана, включая женщин, могли получать образование «от школы до кандидатской степени».

«Мы гарантируем, что примем меры по борьбе против производства наркотиков и хотим гарантировать это мировому сообществу»,— добавил он.

В Москве от талибов ждут еще и борьбы с «Исламским государством» (ИГ, также запрещено в России). Именно эту группировку глава МИД РФ Сергей Лавров и секретарь Совбеза Николай Патрушев периодически упоминают в качестве главной угрозы на севере Афганистана, то есть на границе с Таджикистаном, Узбекистаном и Туркменией. Правда, как заявил “Ъ” представитель катарского офиса Мохаммад Сухейл Шахин, проблема, так волнующая Москву, уже решена: «У нас были очень ожесточенные бои с ИГ. И мы очистили от него северные и восточные провинции, такие как Нангархар и Кунар». По словам талиба, недавно их бойцы окружили группу из 2,6 тыс. боевиков ИГ и передали ее представителям Кабула: «У нас есть обязательство, что никто не может использовать землю Афганистана против соседних, региональных и мировых держав, включая США и их союзников».

Представитель «Талибана» добавил: «ИГ — это иностранный феномен, у них нет корней в нашей стране».

“Ъ” попросил подтвердить эту информацию посольство Афганистана в Москве, но там не стали комментировать заявление талибов.

«Речь идет о манипуляции терминами,— предположил в беседе с “Ъ” профессор Казахстанско-немецкого университета в Алматы, специалист по безопасности в Центральной Азии Рустам Бурнашев.— И “Талибан”, и ИГ — термины “зонтичные”, под которые можно подвести что угодно. Например, не факт, что группировки, которые сейчас “берут под контроль” границу с Таджикистаном, реально как-то связаны с теми талибами, которые ведут переговоры с Москвой. Аналогичная ситуация с ИГ». По словам эксперта, «когда талибы связывают своих оппонентов с ИГ, это просто идеологическая борьба и стремление получить поддержку у внешних сил».

С этим соглашается и директор аналитического центра Российского общества политологов Андрей Серенко, добавляя: не стоит верить «и обещаниям борьбы с наркобизнесом, доходы от которого составляют сегодня не менее половины всего бюджета “Талибана” (то есть около $1 млрд), и гарантиям нераспространения войны за пределы границ Афганистана». Напомнив одну из главных заповедей джихада, сформулированную пророком Мухаммедом: «Война — это обман», собеседник “Ъ” также обратил внимание на разногласия между катарским офисом и теми, в чьих руках де-факто сосредоточена власть на местах в «Талибане»: «Давать реальные обещания могут совсем другие люди, но они в Москву и другие столицы не ездят. Возможно, потому что не хотят брать на себя нелепых обязательств».

Кирилл Кривошеев

Источник: www.kommersant.ru

Добавить комментарий

*

16 − 16 =