Сербский генерал пошел на пожизненное

Сербский генерал пошел на пожизненное

Сербский генерал пошел на пожизненное

Ратко Младич получил не подлежащий обжалованию срок

Международный суд в Гааге 8 июня вынес окончательный приговор бывшему командующему армией боснийских сербов Ратко Младичу. Генерал получил пожизненное заключение по обвинению в геноциде, военных преступлениях и преступлениях против человечности. Вердикт, указавший на него как на одного из главных виновников кровопролитной боснийской войны 1992–1995 годов, был призван подвести черту под той трагедией. Однако даже в самом гаагском суде признают, что военных преступников во многих республиках бывшей Югославии сегодня чествуют и почитают едва ли не больше, чем раньше. С подробностями — корреспондент “Ъ” на Балканах Геннадий Сысоев.

Нынешний приговор Международного суда в Гааге окончательный и обжалованию не подлежит. В ноябре 2017 года Гаагский трибунал уже приговорил Ратко Младича к пожизненному сроку. Генералу тогда были выдвинуты обвинения по 11 пунктам, включая геноцид и преступления против человечности. Его обвинили в организации этнических чисток и убийства около 8 тыс. мусульман в Сребренице, гибели около 12 тыс. человек (в том числе 1,6 тыс. детей) в результате блокады и обстрела Сараево, захвате и использовании в качестве живого щита заложников из числа миротворцев.

Чем известен Ратко Младич

Ратко Младич оказался на скамье подсудимых лишь спустя 16 лет после того, как в 1995 году был выдан ордер на его арест, который стал первым в созданном за два года до того трибунале по бывшей Югославии. Аресту генерала предшествовало несколько спецопераций по его захвату. За поимку Ратко Младича сулили €10 млн, но он долго оставался неуловимым. Генерал был арестован в Сербии лишь в мае 2011-го и вскоре был выдан в Гаагу, где год спустя начался суд над ним.

Доказать вину гаагским прокурорам помог сам обвиняемый, который в годы войны не стеснялся отдавать приказы на камеру.

Так, во время осады Сараево генерал приказывал «лишить его население рассудка артиллерийским огнем», а перед наступлением на Сребреницу говорил, что «пришло время отомстить туркам».

Впрочем, приговор 2017 года обжаловали как защита, так и обвинение. Адвокаты утверждали, что сербские силы под командованием генерала лишь защищались от боснийской армии и что его вина не доказана. Они требовали оправдания подзащитного либо нового процесса. Прокуратура же настаивала на обвинении Ратко Младича в геноциде не только в Сребренице, но и в пяти других городах Боснии. А поскольку Гаагский трибунал вскоре после приговора 2017 года прекратил существование, доводить процесс до конца пришлось созданному вместо него Международному суду. Он полностью подтвердил прежний вердикт, который стал ключевым за всю историю гаагского трибунала.

Международное правосудие изначально придавало процессу Ратко Младича особое значение.

После того как экс-президент Югославии Слободан Милошевич не дожил пару месяцев до приговора, скончавшись в гаагской тюрьме весной 2006 года, наказание генерала Младича стало для гаагских прокуроров делом принципа. Ведь именно он считался главным проводником сербской политики в Боснии, а стало быть, и одним из главных виновников вооруженного конфликта — самого кровопролитного в Европе со времен Второй мировой войны. Кроме того, в мире рассчитывали, что наказание ответственных за боснийскую трагедию подведет черту под тем мрачным периодом в истории народов бывшей Югославии и будет способствовать их примирению. Но на деле этого не происходит.

Комиссар Совета Европы по правам человека об уроках трагедии в Сребренице

Реакция на приговор Ратко Младичу (как вынесенный три с половиной года назад, так и нынешний) на Балканах и в мире оказалась неоднозначной. Кто-то в регионе называет вердикт «торжеством справедливости», а кто-то — «расправой над сербским героем». На Западе приговор приветствуют, в России (в частности, в МИД РФ) считают его «продолжением политизированной и предвзятой линии, которая изначально доминировала в работе» Гаагского трибунала.

Главный прокурор Международного суда в Гааге Серж Браммерц посетовал на днях, что «сегодня на Балканах военных преступников чествуют, а геноцид в Сребренице отрицают даже больше, чем десять лет назад». В центре Белграда полно граффити, прославляющих Ратко Младича, а на центральных улицах бойко торгуют сувенирами и майками с ликом генерала. Лидер боснийских сербов Милорад Додик откровенно не признает геноцид в Сребренице. Президент Сербии Александр Вучич высказывается не столь определенно. Приговор генералу Младичу он назвал «тяжелой ситуацией для сербского народа» и напомнил, что «не выдал в Гаагу ни одного серба».

Источник: www.kommersant.ru

Добавить комментарий

*

пять × 2 =