Россия и Италия не сошлись Афганистаном

Россия и Италия не сошлись Афганистаном

Россия и Италия не сошлись Афганистаном

Москва сомневается в целесообразности привлечения G20 к афганскому урегулированию

Россия без энтузиазма относится к активно продвигаемой сейчас итальянскими властями идее созыва экстренного саммита G20 и попыткам урегулирования афганского кризиса именно в таком формате. Это дал понять глава МИД РФ Сергей Лавров, в пятницу встретившийся в Риме с премьер-министром Италии Марио Драги и министром иностранных дел Луиджи Ди Майо. Кроме того, выяснилось: говоря об Афганистане, господа Лавров и Ди Майо по-разному расставляют акценты и приоритеты. Не обошли стороной и темы, традиционно вызывающие разногласия, в частности Украину и судьбу оппозиционера Алексея Навального.

Предыдущий визит Сергея Лаврова в итальянскую столицу прошел в феврале 2020 года — тогда он приезжал на переговоры в формате 2+2 (главы МИДов и министры обороны). Из-за пандемии COVID-19 частота контактов замедлилась, но даже это не помешало итальянскому министру Луиджи Ди Майо в октябре прошлого года посетить Москву. Выступая в пятницу на пресс-конференции в Риме, Сергей Лавров вновь пригласил своего коллегу в гости.

Италия, как подчеркнул российский дипломат,— «одна из ведущих стран», с которой РФ поддерживает «насыщенное торгово-экономическое, инвестиционное сотрудничество». Недавним свидетельством дружбы стало, например, то, что Россия оказалась в числе первых стран, пославших в Италию гуманитарную помощь и специалистов для борьбы с пандемией. «Хорошие отношения между Россией и Италией сложились исторически. Так было и в советский, и в постсоветский период. Итальянцы — верные члены НАТО и ЕС, но все равно всегда выступали за диалог с Россией»,— напомнила “Ъ” профессор МГИМО Татьяна Зонова.

Из всего этого можно было ожидать, что тон пресс-конференции окажется дружеским. Сергей Лавров, однако, переговоры охарактеризовал довольно сдержанно. «Мы в целом поговорили очень подробно, конкретно, продуктивно»,— сказал он. А глава МИД Италии, коротко упомянув об исторических, культурных и экономических связях, объединяющих два государства, тут же перешел к вопросам, по «которым видение сторон не совпадает».

Болезненной для Москвы, во-первых, стала тема с отравлением оппозиционера Алексея Навального, о котором вспоминали и на состоявшихся в среду переговорах Сергея Лаврова в Вене (см. “Ъ” от 26 августа).

«Я еще раз повторил нашу озабоченность по делу Алексея Навального и сказал, что, на наш взгляд, нужно применять к нему критерии, которые удовлетворяли бы фундаментальным правам человека»,— указал Луиджи Ди Майо.

В ответ Сергей Лавров обратил внимание на то, что «подавляющая часть» дела о «так называемом отравлении» оппозиционера почему-то засекречивается немецкой стороной.

Во-вторых, привычным раздражителем оказалась Украина. Сергей Лавров подчеркнул, что у Рима и Москвы совпадают точки зрения по поводу необходимости выполнения минских соглашений. Однако он вспомнил об участии итальянской стороны в саммите «Крымской платформы» и указал на то, что довел до сведения Рима российские оценки «этой затеи, которая бессмысленна и лишь нагнетает ненужную напряженность там, где необходимо признать существующие реалии». Реалии, по его словам, заключаются в том, что полуостров — это часть РФ «в соответствии со свободным волеизъявлением» крымчан.

Первоочередной темой в повестке переговоров стал Афганистан. Луиджи Ди Майо начал пресс-конференцию именно с этого вопроса. Итальянский министр осудил организаторов терактов в районе аэропорта Кабула (см. “Ъ” от 27 августа), в которых, по данным СМИ, погибло по меньшей мере 170 человек. И сообщил, что МИД республики работает над планом помощи афганскому народу, в котором будут обозначены такие приоритеты, как защита гражданского населения, соблюдение прав человека, противостояние терроризму и регулирование миграционных потоков. Сергей Лавров присоединился к словам соболезнования и указал на необходимость ускорить формирование в Афганистане «инклюзивного переходного правительства».

Выступая, Луиджи Ди Майо несколько раз подчеркнул важность России в афганском урегулировании.

«Естественно, мы уверены, что Москва играет ключевую роль в разрешении этой кризисной ситуации»,— подчеркнул он. Содействие России Риму нужно в том числе в вопросе организации в сентябре экстренного саммита G20 по Афганистану — такую идею, напомним, сейчас активно продвигает итальянское руководство.

Сильного энтузиазма, как оказалось, российские власти в связи с этим не испытывают. Не отвергая идею саммита, господин Лавров указал: «Мы хотим понять, какую роль видят наши итальянские друзья для «двадцатки», какая добавленная стоимость им представляется в результате задействования этого механизма». Он также дал понять, что в РФ не до конца разделяют принципы Рима в рамках плана урегулирования. «Если я помню, там борьба с терроризмом занимает пятое место. А первые четыре совсем не про это. У нас, наверное, будут несколько иные приоритеты. Главное для нас — обеспечить безопасность наших союзников на южных рубежах России, которые имеют прямые, открытые границы с Афганистаном»,— подчеркнул он.

Указав на важность площадки G20, Сергей Лавров все-таки дал понять, что основные переговоры, касающиеся афганской проблематики, Россия хочет вести не там.

«Мы будем координировать наши действия прежде всего с союзниками и стратегическими партнерами в рамках ОДКБ и ШОС»,— подчеркнул дипломат. После чего дал совет Западу — выучить уроки «после Ирака, после Ливии, а теперь и после Афганистана». И главный из них, по мнению министра, звучит так: «Попытки навязать чужую систему ценностей весьма взрывоопасны».

Марина Коваленко

Источник: www.kommersant.ru

Добавить комментарий

*

10 − 3 =