Министра юстиции Франции хотят засудить

Министра юстиции Франции хотят засудить

Министра юстиции Франции хотят засудить

Эрика Дюпона-Моретти обвиняют в «конфликте интересов»

«Коммерсантъ» от 23.07.2021, 15:21

Республиканский суд Франции открыл в отношении министра юстиции Эрика Дюпона-Моретти дело по подозрению в «конфликте интересов». Специальный судебный орган, созданный для рассмотрения дел высокопоставленных чиновников в связи с правонарушениями, допущенными ими при исполнении обязанностей, счел, что министр (в прошлом известный адвокат по уголовным делам) мог воспользоваться служебным положением для сведения счетов со своими бывшими противниками-судьями. Еще одно доказательство того, что судебная власть во Франции независима до абсурда, считает корреспондент “Ъ” в Париже Алексей Тарханов.

Атака со стороны судей на нынешнего министра юстиции Эрика Дюпона-Моретти началась с момента его назначения на этот пост 6 июля 2020 года. Знаменитый адвокат, прозванный Оправдателем никогда не скрывал отношения к своим противникам. Во время процессов господин Дюпон-Моретти обрушивался на судей и прокуроров всем весом своей харизмы, блеском остроумия и театральными выступлениями в защиту подсудимых — недаром он пишет пьесы и сам выходит на сцену.

Ну и конечно, доставалось судьям и прокурорам в ядовитых комментариях и коротких интервью, которые адвокат с радостью раздавал журналистам, выходя с победой с очередного заседания.

Судьи в ответ ненавидели его до такой степени, что в день назначения министром глава одного из профсоюзов юристов Селин Паризо назвала это «объявлением войны судейскому корпусу».

«Конфликт интересов», в котором подозревается министр, связан с двумя эпизодами его прежней работы адвоката. Первый — история с расследованием, которое привело на скамью подсудимых экс-президента Николя Саркози и его адвоката Тьерри Эрцога. В этом деле господин Дюпон-Моретти оказался не защитником, а пострадавшим.

Тогда следователи из Национальной финансовой прокуратуры Parquet national financier (PNF) подняли всю историю телефонных переговоров нескольких видных адвокатов, чтобы понять, кто предупредил экс-президента и его советника об установленной прослушке их переговоров. Среди подозреваемых оказался и нынешний министр юстиции. В ярости от того, что судьи попытались ограничить независимость адвокатов, он подал тогда в суд на следователей. Справедливости ради надо сказать, что после назначения господин Дюпон-Моретти отозвал свою жалобу.

Однако потом назначил внутреннюю проверку действий трех судей, принимавших тогда решение о тотальной проверке адвокатов.

Второй эпизод — проверка действий судьи Эдуара Левро, с которым Эрик Дюпон-Моретти столкнулся, когда защищал полицейского чина из Монако, заподозренного в коррупции. Адвокат тогда жаловался на «ковбойские методы» обвинения. Узнав о начале расследования в свой адрес, судья заявил, что бывший противник его преследует, пользуясь служебным положением.

На эти обвинения министр отвечал, что и в первом, и во втором случае он лишь продолжил процедуры, начатые его предшественницей Николь Беллубе. «Для конфликта интересов надо быть одновременно судьей и участником процесса,— говорил он.— Участником я был, но больше им не являюсь. Судьей же не был и никогда не буду».

Однако в этом споре сила не на его стороне. 1 июля произошло невиданное в истории Пятой республики событие — следователи подвергли многочасовому обыску офис Эрика Дюпона-Моретти на Вандомской площади. Полицейские перевернули все, потребовав даже открыть старинные сейфы, стоящие в кабинете. Поскольку ключи были утеряны еще в прошлом веке, были вызваны специалисты, которые вскрыли сейфы и нашли их пустыми.

О результатах обыска ничего не известно, но после этого, рассмотрев ситуацию министра, Республиканский суд Франции открыл дело по подозрению в «конфликте интересов». Теперь остается ждать процесса, обвинения или оправдания.

Противники настаивают сейчас на том, чтобы Эрик Дюпон-Моретти подал в отставку.

В принципе, так поступали все государственные чиновники с 1990-х годов. Это испытание для нынешних французских властей, которые не готовы сдаться перед лицом судейской фронды. Премьер-министр Жан Кастекс уже заявил о том, что не видит ничего особенного и предосудительного в административных расследованиях нового министра юстиции. Эрик Дюпон-Моретти, по его словам, пользуется его полным доверием и правом на «презумпцию невиновности».

Защитить своего назначенца готов и президент Эмманюэль Макрон. В момент своей президентской кампании в 2017 году ему случалось говорить, что «министр должен покинуть правительство, когда ему предъявлено обвинение». Но теперь он говорит: «У правосудия есть сила, но не власть. Я не позволю правосудию захватить власть». Слова, произнесенные на заседании совета министров, наделали шуму среди судей, которые заявили в ответ, что стремятся не к политической власти, а лишь к справедливости.

Сейчас ситуация с «конфликтом интересов» выглядит обоюдоострой. Нарушил ли министр закон, скажет суд.

Но столь же очевидно, что судебные власти воспользовались своими огромными никем не ограниченными полномочиями, чтобы попытаться уволить неугодного им руководителя.

Республиканский суд Франции — особая инстанция. Он был создан 27 июля 1993 года специально для рассмотрения дел премьер-министров, министров и государственных секретарей. Его состав необычен — трое профессиональных судей и 12 парламентариев, шесть сенаторов и шесть членов Национальной ассамблеи. Соответственно, в его решениях можно увидеть 80% политики против 20% юриспруденции. Поэтому на судьбу Эрика Дюпона-Моретти во многом повлияют политические интриги.

Властям предстоит решить, что безопаснее ввиду будущих президентских выборов: отправить господина Дюпона-Моретти в отставку, оставив его наедине с судом, или защищать до последнего. Тут не в пользу министра говорят результаты последних региональных выборов. Выставленный в регионе Па-де-Кале против кандидата от «Национального объединения», Эрик Дюпон-Моретти выборы проиграл с позорным счетом. Вопрос не в том, что он не совершил невозможного, а в том, что кто-то в верхних эшелонах власти отправил его на эту самоубийственную миссию. Следовательно, его поддержка имеет свои пределы, и недоброжелателей у министра в верхах не меньше, чем защитников.

Источник: www.kommersant.ru

Добавить комментарий

*

два × 4 =