Ливийцы не поделили армию

Ливийцы не поделили армию

Ливийцы не поделили армию

Халифа Хафтар поспорил с Триполи, кто главнее

Спецпосланник США по Ливии, посол Ричард Норланд встретился в Каире с главнокомандующим Ливийской национальной армии фельдмаршалом Халифой Хафтаром. Переговоры прошли на фоне очередного конфликта между господином Хафтаром и властями в Триполи. Мнения двух сторон о том, кому должна подчиняться армия, принципиально расходятся. Фельдмаршал уверяет, что вопрос об объединении вооруженных сил будет решен после парламентских и президентских выборов в Ливии, намеченных на 24 декабря. Однако пока ливийские политики не могут договориться о конституционных принципах, на основе которых можно будет провести голосование.

Специальный посланник и посол США в Ливии Ричард Норланд прилетел во вторник в Каир с двухдневным визитом, чтобы встретиться с египетскими официальными лицами и командующим Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршалом Халифой Хафтаром в рамках усилий Вашингтона по поддержке парламентских и президентских выборов в Ливии. Информация о визите была размещена в соцсетях посольства США в Ливии. В конце июля посол посещал Триполи, где встречался с главой Правительства национального единства (ПНЕ) Абдель Хамидом Дбейбой, теперь пришло время разговора с другой стороной. В сообщении посольства отмечалось, что Ричард Норланд и на переговорах в Триполи, и в Каире призывал ливийских политиков пойти на компромисс ради согласования правовых основ для проведения выборов. На прошлой неделе в интервью телеканалу «Аль-Джазира» посол США отметил, что ливийские политики осознают: время, отведенное для подготовки выборов, истекает и, если не удастся прийти к согласию, им придется нести ответственность перед народом. Он также высказал предположение, что фельдмаршал может способствовать объединению ливийской армии, которая, как и все политические и экономические институты Ливии, не существует в качестве единого целого.

Предыдущие парламентские выборы, состоявшиеся в 2014 году, привели к расколу страны. Все попытки международного сообщества примирить враждующие стороны заканчивались неудачей. Созданные на основе подписанных в 2015 году в марокканском городе Схират соглашений Правительство национального согласия (ПНС) и Президентский совет во главе с Файезом Сарраджем не были признаны некоторыми ливийскими лидерами. В итоге все эти годы ПНС заседало на западе страны в Триполи, а восток контролировала ЛНА под командованием Халифы Хафтара. Ситуация усугубилась после начала наступления ЛНА на Триполи в апреле 2019 года. Спустя 14 месяцев силы Хафтара были отброшены на восток, и стороны конфликта под давлением извне приняли решение о возобновлении переговоров.

В феврале Ливийский форум политического диалога (ЛФПД), проходивший в Женеве под эгидой ООН, избрал членов Президентского совета во главе с Мухаммедом аль-Манфи, а также премьер-министра Абдель Хамида Дбейбу.

Новое правительство приступило к своим обязанностям в марте. Его главные задачи — подготовить страну к всеобщим выборам, а также сделать все возможное для интеграции политических и экономических институтов. Процесс идет непросто.

Участники ЛФПД никак не могут прийти к согласию о конституционных принципах, на основе которых будут проходить выборы. В среду они в очередной раз провели видеовстречу при посредничестве ООН, однако к компромиссу так и не пришли. До сих пор не принят и закон о выборах. Самые острые дискуссии идут вокруг избрания президента. Впервые он будет определен прямым всеобщим голосованием. Кроме того, уже несколько месяцев правительство не может добиться от парламента согласования бюджета. Проблемой остается и объединение разрозненных военных структур.

Формируя правительство, Абдель Хамид Дбейба не стал никого назначать на пост министра обороны, оставив его себе. Он понимал, что в противном случае споры затянут процесс формирования правительства. Халифа Хафтар был не готов к тому, чтобы пост министра обороны достался кому-то другому. Сам же он не мог его занять, поскольку его назначение не приняли бы на западе Ливии, где фельдмаршала считают преступником. Впрочем, и при таком компромиссе без проблем все равно не обошлось. Согласно решениям ЛФПД, обязанности верховного главнокомандующего должен исполнять Президентский совет. Халифа Хафтар официально признал решения форума, но продолжил действовать самостоятельно. Он отдавал собственные приказы, касающиеся переброски сил ЛНА, новых назначений в армии и даже таких, казалось бы, гражданских вопросов, как строительство жилых кварталов в Бенгази и выделение 20 тыс. единиц жилья семьям «мучеников и раненых», а также других льгот для бойцов ЛНА.

Ливийцы не поделили армию

Глава Правительства национального единства Абдель Хамид Дбейба

Фото: Hazem Turkia / Anadolu Agency via AFP

В минувшую субботу Президентский совет поручил всем воинским частям соблюдать выпущенные им инструкции и решения, назвав иные действия незаконными. Спустя два дня Халифа Хафтар издал собственные указы о назначениях в ЛНА. Армия не будет подчиняться никакой власти, кроме избранной народом, заявил на этой неделе фельдмаршал. Противники Хафтара трактуют его слова как нарушение договоренностей в Женеве. Другие его оппоненты предлагают дождаться выборов и посмотреть, как тогда поведет себя фельдмаршал, тем более что представители ЛНА продолжают работать в рамках комитета «5+5», в который входят военные с обеих сторон. В частности, благодаря их взаимодействию в конце июля после более чем двухлетнего перерыва была открыта прибрежная стратегическая трасса, связывающая восточную и западную части страны.

На слова Халифы Хафтара оперативно ответил господин Дбейба, хотя имени фельдмаршала в своей речи он не назвал.

«Армия не может быть связана с одним человеком, каким бы он ни был»,— сказал Дбейба во вторник, добавив, что национальной армией не могут называться силы, разрушившие столицу и «терроризирующие родину».

При этом еще в июле в интервью агентству Reuters он рассказал, что общается с Халифой Хафтаром, «хотя он очень сложный человек» и «все не так просто».

По словам премьер-министра, одна из главных угроз для политического процесса, а также усилий по реализации договоренностей о прекращении огня и объединения армии в Ливии — продолжающееся присутствие иностранных боевиков. Договоренности в Женеве подразумевают, что все иностранные силы должны были покинуть Ливию еще зимой, но ничего не произошло. В частности, в стране остаются набранные Турцией для поддержки властей в Триполи сирийские боевики, о чьей очередной ротации стало известно на днях, а также турецкие военные советники и технические специалисты. Не утихает и тема «присутствия в Ливии ЧВК «Вагнер» и российских военных», а также сирийцев, воющих на стороне Халифы Хафтара. На прошлой неделе посол Норланд отметил, что США продолжают обсуждать с Россией и Турцией уход сирийских боевиков с обеих сторон. При этом он отметил, что «уход российских и турецких войск сам по себе был бы более сложной задачей» и «все понимают это». Он выразил надежду, что в Москве и Анкаре поймут, что после выборов новому правительству Ливии нужно позволить самому выбирать партнеров по сотрудничеству в сфере безопасности. Но, как заявил в ходе состоявшегося на прошлой неделе визита в Анкару Абдель Хамида Дбейбы министр обороны Турции Хулуси Акар, его страна продолжит сотрудничать с Триполи и никуда из Ливии не уйдет. Москва и вовсе никогда не подтверждала своего военного присутствия в Ливии и лишь подчеркивала, что ведет диалог со всеми политическими силами как на западе, так и на востоке этой страны. При этом и Россия, и Турция поддерживают политический процесс в Ливии, правда, предыдущий опыт пока никому не дает уверенности, что выборы состоятся или же не приведут к ситуации, аналогичной событиям 2014 года. Уже сейчас в ливийских соцсетях можно увидеть сомнения в том, что на контролируемом ЛНА востоке выборы пройдут честно. Аналогичные ощущения есть и у другой стороны.

Марианна Беленькая

Источник: www.kommersant.ru

Добавить комментарий

*

1 × один =