Кто воюет в Сирии

Кто воюет в Сирии

Кто воюет в Сирии

Как менялась сирийская армия и воющие с ней группировки

«Коммерсантъ» от 08.08.2020, 12:05

С начала конфликта в Сирии в 2011 году расклад сил в этой стране неоднократно менялся, в том числе из-за вмешательства внешних сил — России, Ирана, Турции и антитеррористической коалиции во главе с США. Они не только помогали различным сторонам конфликта установить контроль над территорией, но и активно вмешивались в процесс военных реформ, которые стали неизбежны в ходе затянувшейся войны. Тяжелые потери, понесенные правительственными вооруженными силами, вынудили сирийское руководство полагаться на иррегулярные силы. Одновременно стихийно созданные отряды вооруженной оппозиции обрели за годы войны четкую структуру. Своя иерархия, несмотря на постоянную трансформацию, сложилась и среди террористических группировок. О том, кто воюет сегодня в Сирии,— в проекте “Ъ”.

Проправительственные формирования

Сирийская арабская армия (САА)

Кто воюет в Сирии

Сирийская арабская армия (САА)

Кто воюет в Сирии

Кто воюет в Сирии

Фото: Omar Sanadiki / Reuters

До начала конфликта вооруженные силы Сирии насчитывали около 295 тыс. военнослужащих (по некоторым оценкам — около 325 тыс.), в том числе 220 тыс. в составе сухопутных войск, 5 тыс. в военно-морских силах и 70 тыс. в составе ВВС и силах противовоздушной обороны. Собственно САА — сухопутные силы — состояли из 11 дивизий, объединенных в три армейских корпуса, а также подразделений, подчинявшихся напрямую Генеральному штабу — Республиканской гвардии, 4-й танковой дивизии и cил специального назначения.

По экспертным оценкам, только за первые два года сирийского конфликта (2011-2013) в результате боев и массового дезертирства состав сирийских вооруженных сил сократился примерно в два раза.

Последние цифры, называемые экспертами, оценивали состав САА около 100 тыс. человек, объединенных в три армейских корпуса. Всего вооруженные силы, включая авиацию и флот, составляют примерно 142 тыс. человек.

Структура САА постоянно меняется — одни подразделения исчезают, другие переходят под другое командование. В регулярную армию вливаются как отряды бывшей вооруженной оппозиции, так и силы народной самообороны и иностранные вооруженные формирования. Поддержку САА оказывают Иран и Россия, которые не только помогают с вооружением и обучением, но также пытаются создать лояльные себе подразделения.

Кто воюет в Сирии

Наиболее боеспособные подразделения САА:

Дивизия сформирована в 1984 году, как элитное подразделение. Формально подчиняется начальнику Генштаба, но с 2018 года, с тех пор как Али Абдалла Аюб стал министром обороны, этот пост вакантен. Подразделение на протяжении многих лет известно под именем «дивизия Махера Асада», однако официально командующим дивизией младший брат президента Сирии был назначен только в апреле 2018 года. До этого он занимал пост командира одной из бригад дивизии.

Численность дивизии, по разным оценкам, составляет 15-25 тыс. человек. Это одно из самых оснащенных и подготовленных подразделений сирийской армии.

За годы конфликта дивизия превратилась в сетевую организацию, включающую в себя различные проиранские формирования, в том числе иностранные. Поэтому дивизия также считается прикрытием для деятельности различных шиитских группировок, в том числе в южной Сирии, на границе с Израилем.

Также у нее есть собственная служба безопасности. Помимо того, что подразделение все эти годы было главной ударной силой сирийской армии, сегодня она также пытается занять центральную роль в военной экономике страны.

Создана в 1976 году для защиты столицы и собственно режима. В гвардии служили практически все представители семьи Асадов. Подразделение формально находится в подчинении Генерального штаба, но фактически подотчетно напрямую президенту. В первые годы войны в рядах гвардии был самый высокий процент потерь. Точная численность гвардии неизвестна. За время конфликта в ее состав вошли несколько подразделений сил специального назначения, а также других частей сирийской армии. В 2017 году в составе гвардии была сформирована 30-я дивизия, в которую вошли проиранские вооруженные формирования из так называемых «местных сил обороны», воевавшие на стороне правительственных сил в Алеппо. Считается, что они находятся под влиянием Ирана. Кроме того, в состав 105-й бригады Республиканской гвардии вошла иракская шиитская группировка «Бригада Абу аль-Фадля аль-Аббаса», или просто «Бригада аль-Аббаса».

Подразделение начало формироваться в 2012-2013 годах, когда командующий силами специальных операций разведки ВВС бригадный генерал Сухейль Хасан объединил своих подчиненных с остатками двух бронетанковых дивизий САА и отрядами алавитского ополчения.

С началом российской военной операции в Сирии в 2015 году «Силы тигра» активно сотрудничают с ВС РФ.

По данным СМИ, еще в 2016 году на вооружении «тигров» оказались российские танки Т-90. «Силы тигра» сыграли важную роль в освобождении Алеппо и Пальмиры. В 2018 году численность формирования оценивалась в 4 тыс. человек. 29 августа 2019 года «Силы тигра» были официально выведены из подчинения разведки ВВС и переформированы в 25-ю дивизию специального назначения САА. Сухейль Хасан награжден российскими орденами Дружбы и Суворова.

Данные формирования мобильной пехоты вместе с Республиканской гвардией и 4-й танковой дивизией считались самыми лояльными режиму Башара Асада. В начале конфликта они играли одну из ключевых ролей в операциях правительственных сил, поэтому их постоянно перебрасывали с места на место в самые горячие точки. Они понесли большие потери, которые так и не были восполнены, так как все наиболее боеспособные и обученные резервы шли на укомплектование новообразованных «Сил тигра», а также ЧВК «Соколы пустыни» и «Морские командос», которым отводилась такая же роль, как и этим дивизиям. В настоящее время эти формирования хотя и существуют, но уже не играют той роли, как на первом этапе конфликта, передав свои функции «Силам тигра».

Кто воюет в Сирии

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Подразделение создано в Латакии при участии российских военных советников осенью 2015 года.

По задумке он должен был формироваться из уже отслуживших «ветеранов» или тех, кто по тем или иным причинам был освобожден от службы. Однако по факту в него были переманены бойцы из других структур САА и сил самообороны. На пике боевых действий численность корпуса составляла около 12 тыс. бойцов.

Создание корпуса стало первой попыткой России реструктурировать сирийскую армию, интегрировав в нее вспомогательные нерегулярные силы. Однако эксперимент считается неудачным для Москвы, так как мало кто из проправительственных формирований, в том числе лояльные Ирану отряды, хотел терять самостоятельность и вливаться в ряды регулярной сирийской армии.

В настоящее время сведений о боевой деятельности корпуса как единой структуры нет, как нет никакой информации и о его расформировании. В то же время отдельные соединения, созданные в рамках корпуса, по-прежнему участвуют в военных операциях, это, например 2-я дивизия, которая продолжает прикрывать Латакию со стороны Идлиба.

Подразделение сформировано при активном участии российских военных советников в 2016 году с целью объединения под единым командованием различных проправительственных группировок, амнистированных дезертиров и бойцов сирийской вооруженной оппозиции, перешедших на сторону официального Дамаска. При создании подразделения был учтен опыт IV корпуса, и оно стало особым формированием, не претендующим на «регулярность». Тем не менее высокие ожидания также не оправдались. Корпус оказался менее эффективен и боеспособен, чем «Силы тигра», хотя в него и вошли также формирования «Соколы пустыни» и «Морские коммандос» — сирийские ЧВК, выполнявшие функции сил специальных операций, лишенные самостоятельности в 2017 году.

К середине 2019 года численность корпуса составляла около 25 тыс. человек. Он состоит из восьми бригад, которые имеют внутрикорпусную нумерацию (с 1-й по 8-ю), а не двух- и трехзначную принятую в САА. Поэтому говорить о полноценной интеграции корпуса в структуру САА пока рано.

8-я бригада корпуса состоит из примиренных бойцов сирийской оппозиции во главе с бывшим командиром группировки оппозиции «Шабаб ас-Сунна» Ахмедом аль-Ауда. Она пользуется особым статусом, периодически вступала в конфликт с правительственными формированиями в провинции Деръа.

Часть подразделений, действующих в рамках V корпуса, по-прежнему автономны и официально не входят в состав корпуса, хотя и действуют под его командованием. В частности, это «Бригада Баас» (отряд самообороны Алеппо), «Бригада Аль-Кудс», сформированная из живущих в Сирии палестинских беженцев, и вооруженное подразделение сирийских христиан «Охотники за ИГИЛ».

Кто воюет в Сирии

Силы безопасности

Силы безопасности

В Сирии действуют четыре самостоятельные структуры безопасности. Их можно разделить на «военные» — военная разведка (ВР) и воздушные разведывательные силы (ВРС), а также «политические», формально входящие в состав МВД,— Главное управление безопасности (ГУБ) и Управление политической безопасности (УПБ). В каждой из двух политических служб безопасности существуют собственные управления внутренней безопасности и внешней разведки. Такая же ситуация наблюдается и в военных спецслужбах, которые вместо решения узкого круга задач военной разведки дублируют сферу политического сыска.

Под эгидой военных разведок действовали в разное время те или иные армейские подразделения — самое известное из которых «Силы тигра». Разведки также оказывали покровительство различным отрядам самообороны.

«Национальные силы обороны» (НСО)

Кто воюет в Сирии

«Национальные силы обороны» (НСО)

Кто воюет в Сирии

Кто воюет в Сирии

Фото: Louai Beshara / AFP

В эту зонтичную структуру включены многие добровольческие вооруженные формирования лояльные официальному Дамаску. Предтечей НСО стали отряды «Шабихи» (неформальное название вооруженных банд, созданных сторонниками сирийского режима в первые месяцы конфликта) и народные комитеты (силы самообороны, сформированные в различных населенных пунктах, как правило, по конфессиональному признаку). В начале конфликта, когда САА несла потери, именно народные комитеты, «Шабиха» и создаваемые на ее основе частные вооруженные формирования помогли президенту Сирии сохранить власть на части территории страны. К 2013 году все лояльные Башару Асаду ополчения были объединены в условно единую структуру. В формировании и обучении ополченцев приняли активное участие иранские военные советники. По данным издания Military Balance, в 2016 году численность НСО составляла около 160 тыс. человек.

В основном НСО создавались по территориальному или конфессиональному признаку, но встречалось, например и исключительно женское подразделение.

К НСО относились «Бригада Аль-Кудс», сформированная из живущих в Сирии палестинских беженцев (преимущественно из Алеппо); около 15 христианских вооруженных объединений; друзские силы самообороны («Армия единобожия»), а также группировки, связанные с различными партийными структурами.

Некоторые из этих группировок были впоследствии включены в состав регулярных частей САА или V корпус.

После 2017 года интерес Ирана к НСО значительно снизился, многие из этих группировок даже вступают в конфликт с проиранскими шиитскими фракциями в провинции Дейр-эз-Зор.

Кроме НСО, не имеющих официально урегулированного статуса, существуют также так называемые местные силы обороны (МСО), работу с которыми также курирует Иран. В отличие от ополченцев НСО, бойцы МСО имеют статус военнослужащих и получают финансирование как от Ирана, так и от сирийского правительства. Они задумывались как местная основа для укрепления регулярных сил, действующих в том или ином регионе. Так, в регионе Алеппо из них была сформирована 30-я дивизия Республиканской гвардии.

Шиитские группировки

Шиитские группировки

Кто воюет в Сирии

Фото: Omar Sanadiki / Reuters

Примерно с 2012 года на помощь сирийским властям пришли шиитские вооруженные формирования из разных стран, прежде всего ливанская «Хезболла» и различные иракские силы.

Одним из первых шиитских подразделений в Сирии стала «Бригада Абу аль-Фадля аль-Аббаса» («Бригада аль-Аббаса»), сейчас являющаяся частью 105-й бригады Республиканской гвардии. Состоит в основном из иракских добровольцев, связанных с иракской шиитской группировкой «Асаиб Ахль аль-Хак». Изначально основной целью бригады была оборона одной из главных шиитских святынь — мечети Сейида Зейнаб в пригороде Дамаска, где по легенде похоронена внучка пророка Мухаммеда. После того как в 2018 году все районы вокруг сирийской столицы окончательно перешли под контроль правительственных сил, бригада была переброшена на юг. Точная численность бригады неизвестна. В 2013 году в СМИ появлялись самые разные цифры — от 500 до 10 тыс. человек. По мере роста числа иракских шиитских боевиков, прибывающих по линии «Бригады аль-Аббаса» в Сирию, были созданы новые бригады «Зульфикар» и «Асадулла аль-Галиб».

Кроме того, многие из иностранных шиитских группировок постепенно начали формировать свои «дочерние структуры» из сирийских граждан — как связанные с ними напрямую, так и финансируемые из шиитских фондов.

К примеру, это силы «Сирийского национального идеологического сопротивления», которые финансируются через ливанскую «Хезболлу», а также «Сирийское исламское сопротивление», к которому можно отнести местные филиалы иракских шиитских группировок. В Сирии также присутствуют филиалы иракских «Катаиб Хезболла» и «Хезболла Нуджаба», включенные США в террористические списки. При этом сирийский филиал «Хезболлы Нуджаба» входит в 4-ю дивизию Махера Асада.

В Сирии также действуют формирования, подчиненные непосредственно иранским силам специального назначения «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции (КСИР). В частности, это бригада «Фатимиюн», набранная из афганских шиитов, большинство из которых еще в 1980-е годы бежали в Иран, и пакистанская шиитская бригада «Зейнабиюн». С иранским КСИР и одновременно ливанской «Хезболлой» связана созданная в 2012 году из шиитов Алеппо «Бригада аль-Бакира», являющаяся частью местных сил обороны. По данным на начало 2017 года, численность бригады составляла около 3 тыс. человек. В апреле 2018 года бригада объявила джихад США и Турции, пообещав, что он будет продолжаться «до полной деоккупации Сирии».

Большинство из шиитских группировок стараются сохранять самостоятельность, а присоединение части из них к тем или иным регулярным формированиям САА направлено на приобретения ими легального статуса, который бы позволил им закрепиться в Сирии, а также получить возможность развертывания на базах тех дивизий, к которым они приписаны, в том числе и на границе с Израилем.

К 2017 году на стороне сирийского правительства воевало до 30 тыс. иностранцев.

С 2012 по 2018 год в боевых действиях на территории Сирии погибли 1232 ливанца, 899 афганцев, 558 граждан Ирана, 158 пакистанцев и 117 иракцев.

Практически все шиитские группировки, несмотря на свою формальную подчиненность НСО или даже армейским частям, тесно связаны с Ираном, из-за чего их позиции нередко становятся целью для авиации Израиля или западной коалиции.

Антиправительственные силы

Сирийская вооруженная оппозиция, пройдя через длительный период фрагментации, смогла при поддержке Турции объединиться под единым командованием в «Сирийскую национальную армию» (СНА) протурецкого Временного правительства и постепенно начать превращаться в монолитную организацию с единой штатно-организационной структурой и логистикой. Закрепить легальный статус «вооруженной оппозиции» СНА позволяет участие в работе сирийского Конституционного комитета. Группировки, входящие в СНА, имеют в нем квоту в 20% от оппозиционного списка.

К «умеренной оппозиции» можно отнести и прозападные «Демократические силы Сирии» (SDF), подконтрольные «Автономной администрации северной и восточной Сирии». Однако обычно SDF прямо не отождествляется с сирийской оппозицией, а скорее с курдскими сепаратистскими кругами, ставящими конечную цель создания особого независимого государственного образования во главе с представителями курдской партии «Демократический союз». Кроме того, SDF никак не представлена в работе признанных сирийских оппозиционных структур, ведущих переговоры по теме сирийского урегулирования на международных площадках.

«Сирийская национальная армия» (СНА)

Кто воюет в Сирии

«Сирийская национальная армия» (СНА)

Кто воюет в Сирии

Кто воюет в Сирии

Фото: Hisam el Homsi / Anadolu Agency / AFP

СНА как силовое крыло «временного правительства Сирии» была создана в конце 2017 года, путем слияния 30 группировок «Сирийской свободной армии» в единую зонтичную структуру. Формирование СНА — прямое следствие турецкой стратегии по сдерживанию угрозы курдского сепаратизма, посредством создания буферных зон, подконтрольных турецкой армии и ее союзникам в сирийском приграничье.

Официальная задача СНА — освободить земли от «преступного режима» Башара Асада, свергнуть его и в будущем послужить ядром для вооруженных сил всей Сирии. Группировки оппозиции, ныне входящие в СНА, еще в 2016 году приняли участие в турецкой операции «Щит Евфрата», направленной против террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) и курдских формирований. Впоследствии СНА принимала участие во всех проводимых Турцией антикурдских операциях.

Структурно СНА можно разделить на четыре компонента:

  • Силы «изначальных» 30 группировок, насчитывающие около 22 тыс. человек и объединенные в три корпуса (легиона), которые возникли на основе командования операции «Щит Евфрата».
  • Отряды, сформированные исключительно из добровольцев и новобранцев в находящихся под контролем СНА районах и до этого не принимавших участие в гражданской войне. Например, «Ливаа Риджаль аль-Харб» («Бригада воинов») и «Фирка 20» («Двадцатая дивизия»)
  • Выведенные из перешедших в начале 2018 года под контроль Дамаска районов, таких как Растан, Восточная Гута и Восточный Каламун, и окончательно интегрированные в штатно-организационные структуры трех корпусов СНА в 2019 году.
  • «Национальный фронт освобождения Сирии» (НФО) — созданный в 2018 году альянс из 11 исламистских группировок Идлиба. После объявления об объединении со СНА в октябре 2019 года должен был образовать еще четыре корпуса национальной армии, доведя их количество до семи. Однако из-за операции «Рассвет Идлиба» (май 2019—март 2020) распространение на НФО штатно-организационной структуры СНА задерживается.

На конец 2019 года СНА объединял около 80 тыс. бойцов из более чем 40 группировок. Примерно половина из них (то есть исключая НФО) потеряли свою самостоятельность и были распределены по 14 «номерным» дивизиям, которые входят в состав трех корпусов (легионов) СНА. В первый корпус входят 11-я–14 -я дивизии СНА, во второй 21-я–26-я, в третий 31-я–34-я. Первая цифра номера дивизии обозначает принадлежность к корпусу. Такой же принцип соблюдается для бригад, входящих в дивизию. Так, к примеру, в 33-ю дивизию СНА из третьего корпуса входят 331-я, 332-я и 333-я бригады, в которых «растворились» шесть группировок «Сирийской свободной армии». Значительная часть этих сил — новобранцы, рекрутированные среди беженцев, находившихся на территории Турции, или жители оккупированных Турцией районов на севере Сирии.

Кто воюет в Сирии

Одна из старейших группировок. Возникла в 2012 году как «Ливаа ат-Таухид» («Бригада единобожия»). В 2014 году «Ливаа ат-Таухид» сформировала коалицию повстанческих исламистских фракций Алеппо под названием «Джебхат аш-Шамия». На момент подписания соглашения о прекращении огня в декабре 2016 года ее численность составляла примерно 3 тыс. человек. В 2018 году правительство Нидерландов признало группировку террористической. В настоящий момент фронт входит в III корпус СНА.

Была сформирована в 2013 году как коалиция исламистских группировок, воевавших в районе Дамаска, в том числе в Восточной Гуте. Лидер «Джейш аль-Ислам» Захран Аллуш был убит в результате авиаудара в 2015 году. Группировка была под опекой Саудовской Аравии. До боев за Восточную Гуту весной 2018 года «Джейш аль-Ислам» насчитывала 10–15 тыс. человек. В результате заключенного с правительством соглашения о сдаче Гуты группировка была выведена на север Сирии в район, подконтрольный Турции, где вступила в ряды СНА, став частью II корпуса.

Данное подразделение, практически полностью состоящее из туркоманов — тюркского народа, проживающего на территории Ирака и Сирии, было сформировано в 2013 году в провинции Алеппо. Этнический фактор с самого начала обусловил тесную поддержку группировки со стороны Турции. Значительная часть группировки была переброшена летом 2016 года на территорию Турции для участия в операции «Щит Евфрата» и с этого времени до 2019 года практически не участвовала в боях против проправительственных сил. Группировка входит в состав II корпуса СНА. В начале 2020 года часть бойцов бригады были переброшены в Ливию, где они приняли участия в боях против «Ливийской национальной армии» Халифы Хафтара.

Кто воюет в Сирии

Фото: Omar Haj Kadour / AFP

Создан в 2013 году. До 2018 года данная группировка действовала в пригородах Дамаска. После достижения договоренности с сирийским правительством была выведена на север страны, где примкнула к СНА, став частью II корпуса. На момент боев в Восточной Гуте численность корпуса составляла около 8 тыс. человек. Считалась близкой к Катару. Во время нахождения в Восточной Гуте неоднократно вступала в конфликт с «Джейш аль-Ислам», которую на тот момент взяла под свою опеку Саудовская Аравия. Вопреки распространенным слухам, «Фейлак ар-Рахман» не вступала в альянсы с террористической группировкой «Джебхат ан-Нусра», позднее преобразованной в «Хайят Тахрир аш-Шам» (запрещены в РФ). Подобное впечатление могло сложиться из-за того, что «Джейш аль-Ислам» часто одновременно проводила операции как против «Фейлак ар-Рахман», так и анклавов «ан-Нусры» в Восточной Гуте. Последние в итоге были практически все ликвидированы.

Была сформирована как бригада в 2013 году в Хасаке, где вела бои против террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) и под ее давлением отступила в провинцию Алеппо. Там в качестве ударной силы для борьбы с ИГ бригада получила официальную военную поддержку США и Турции и была переформирована в дивизию. В ее составе, в частности, воюет незначительный (приблизительно 400 человек) курдский контингент, объединенный в бригаду «Курдские соколы». Данная бригада участвовала в турецком наступлении на подконтрольный курдским формированиям город Африн в 2018 году.

По некоторым данным, в 2020 году часть дивизии была переброшена в Ливию для ведения боевых действий против войск фельдмаршала Халифы Хафтара.

Была создана в 2015 году на севере Сирии и специализировалась на противодействии ИГ, практически не принимая участие в операциях против правительственных войск. В связи с этим, как и «Фирка аль-Хамза», получала военную помощь со стороны США. Впоследствии группировка вошла в состав СНА, став частью II корпуса. По данным СМИ, в 2020 году бойцы дивизии перебрасывались в Ливию для ведения боевых действий против войск фельдмаршала Халифы Хафтара.

Старейшая исламистская группировка Сирии. Некогда была наиболее многочисленной повстанческой фракцией, так как принимала в свои ряды представителей всех направлений политического ислама — джихадистов, сирийских салафитов, умеренных исламистов, «братьев-мусульман». После того как группировку в 2016–2017 годах покинули большинство джихадистов и салафитов, которые перешли в «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ), пыталась консолидировать вокруг себя умеренную оппозицию, но после нескольких конфликтов с ХТШ перестала играть ведущую роль, уступив позиции в лагере умеренной оппозиции Идлиба другой группировке «Фейлак аш-Шам». В свои лучшие времена «Ахрар аш-Шам» могла насчитывать до 30 тыс. бойцов. В настоящее время численность группировки определить достаточно сложно. Скорее всего, она в пределах 10–15 тыс. бойцов.

Группировка входит в «Национальный фронт освобождения» и еще не включена в корпусную структуру СНА, сохраняя определенную самостоятельность.

Еще одна группировка «Национального фронта освобождения» (НФО), пользующаяся определенной самостоятельностью. Корпус создавался, как военное крыло сирийских «братьев-мусульман» (запрещены в РФ), однако в последствие дистанцировался от них, хотя и сохранил идеологическую близость. Группировка тесно связана с Турцией, поэтому она не подверглась атакам со стороны Хайят Тахрир аш-Шам (ХТШ). Группировке удалось сохранить все свои позиции в Идлибе, а на подконтрольных ей территориях по-прежнему действуют оппозиционные местные советы, а не структуры «правительства спасения», аффилированные с ХТШ. «Фейлак аш-Шам» усилился за счет перехода под его командование частей разбитых ХТШ фракций умеренной оппозиции, например таких как «Нур ад-Дин аз-Зенки». В настоящий момент это, наверное, наиболее боеспособная фракция умеренной оппозиции в Идлибе. В свое время «Фейлак аш-Шам» выделил часть своих сил для участия в операции «Щит Евфрата». Затем они вошли в состав СНА. Таким образом, эта фракция имела свои филиалы одновременно в двух структурах — СНА и НФО еще до их объединения. Она может насчитывать 8–12 тыс. бойцов, с учетом подразделений уже интегрированных в состав корпусов СНА.

«Демократические силы Сирии» (SDF)

Кто воюет в Сирии

«Демократические силы Сирии» (SDF)

Кто воюет в Сирии

Кто воюет в Сирии

Фото: Delil SOULEIMAN / AFP

«Демократические силы Сирии» (SDF) — широкая коалиция, состоящая из курдских, арабских и ассирийских ополчений, образованная в октябре 2015 года с целью обороны северо-востока Сирии от террористов ИГ. Политическая зонтичная структура SDF — «Совет демократической Сирии».

В ходе пятилетней борьбы SDF удалось очистить от ИГ весь регион Заевфратья, захватив столицу самопровозглашенного халифата Ракку. Не считая мелких стычек, SDF придерживается нейтралитета с правительством Сирии. После разгрома сил ИГ основным противником SDF стала Турция, считающая основу сил — курдские «Отряды народной самообороны» (YPG) террористической организацией.

На конец 2019 года в группировках, аффилированных с SDF состояло около 40 тыс. бойцов. Кроме того, SDF и союзные с ним сирийские племена контролируют порядка 70% сирийской нефтедобычи, расположенной на подконтрольном им восточном берегу Евфрата. Командует силами курдский генерал Мазлум Абди. Поддержку SDF оказывают США, в том числе всячески склоняют их и связанные с ними политические и военные структуры отказаться от любого диалога с Дамаском и объединиться с курдскими группами, участвующими в работе Конституционного комитета от оппозиции, например с «Курдским национальным советом».

Созданные в начале гражданского конфликта «Отряды народной самообороны» — военное крыло курдской партии «Демократический союз», стремящейся к автономии сирийского Курдистана и связанной с турецкой Рабочей партией Курдистана, признанной Анкарой в качестве террористической группировки. По оценкам на 2016 год, их численность равнялась 25 тыс. человек.

В 2012 году из YPG в качестве самостоятельной, равноценной структуры были выделены «Отряды женской самообороны» (YPJ). В 2014 год число бойцов формирования составляло примерно 7 тыс. человек.

Формирование представляет собой ополчение племени шаммар, живущего на северо-востоке Сирии, в провинции Эль-Хасака. Позиционируют себя в качестве умеренной силы, не являющейся ни союзником, ни противником сирийского правительства. Выступает за племенное самоуправление. Начиная с 2013 года воюет вместе с курдами против ИГ. Численность на 2017 год — около 4500 бойцов.

Данное формирование было создано в конце 2013 года с целью защиты ассирийского меньшинства провинции Эль-Хасака. Несмотря на свою малочисленность (около 1000 человек), ассирийская бригада принимала участие в штурме Ракки и в боевых действиях против турецких войск под Африном.

Была сформирована в 2015 году в ходе боев за Алеппо. Была связана с «Сирийской свободной армией», однако позднее присоединилась к SDF. У этой «армии» крайне пестрый этнический состав: в нее входят арабы, курды и туркоманы. В 2016–2018 годах к «революционерам» присоединилось большинство группировок «Сирийской свободной армии», которые выбрали путь союзничества с «Советом демократической Сирии» и стали участниками SDF.

В отличие от YPG и YPJ армия находится в резкой оппозиции не только к исламистским группировкам и Турции, но и к сирийскому режиму. Так в ходе боев за Алеппо, бойцы «Джейш ас-Сувар» устраивали митинги и демонстрации в поддержку защитников Алеппо из числа группировок оппозиции, несмотря на то, что большинство из них были протурецкими.

В 2018 году группировка направила своих бойцов для отражения турецкого наступления на город Африн. Численность группировки на 2015 год — около 3 тыс. бойцов.

Террористические группировки

Участники сирийского конфликта по-разному относятся к эпитету «террористическая» для той или иной группировки. Так, правительство Сирии, а вместе с ним порой и Россия относят к террористам отряды умеренной сирийской вооруженной оппозиции. Некоторые отряды оппозиции входят в списки террористов европейских стран, например Нидерландов. Турция считает террористами курдские отряды, входящие в SDF. Однако есть группировки, признанные террористическими всеми без исключения. Все упомянутые ниже группировки запрещены в РФ.

«Исламское государство»

Кто воюет в Сирии

«Исламское государство»

Кто воюет в Сирии

Кто воюет в Сирии

Фото: Reuters

Группировка создана в октябре 2006 года в результате слияния нескольких радикальных суннитских формирований во главе с подразделением «Аль-Каиды» в Ираке под названием «Исламское государство Ирак» (ИГИ, запрещена в РФ). В 2010 году ее эмиром стал Абу Бакр аль-Багдади. В апреле 2013 года группировка была переименована в «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), обозначив новую цель — создание исламского эмирата на территории Ирака, Сирии и Ливана.

В июне 2014 года террористы ИГИЛ взяли под контроль несколько нефтяных месторождений в районе иракских городов Мосул и Киркук, постепенно расширяя захваченную территорию как в Ираке, так и в Сирии. В конце июня ИГИЛ объявило о создании на захваченных территориях «Исламского халифата». Тогда же было принято решение о переименовании группировки в «Исламское государство» (ИГ).

По оценкам Министерства обороны РФ, на декабрь 2015 года ИГ насчитывала 60 тыс. человек. В рядах боевиков воевали граждане 80 стран, в том числе около 2 тыс. граждан РФ. Абу Бакр аль-Багдади был убит в октябре 2019 года в результате воздушного удара США.

К 2020 году ИГ в результате скоординированных действий иракской армии, ополчения, курдских формирований Ирака и Сирии и возглавляемой США международной коалиции лишилась контролируемых группировкой территорий в Ираке и северной Сирии. В свою очередь, Россия, официальный Дамаск и проиранские формирования нанесли поражение ИГ в центральной, южной и восточной Сирии. Однако подпольные очаги ИГ по-прежнему остаются как в Сирии, так и в Ираке.

«Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ)

Кто воюет в Сирии

«Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ)

Кто воюет в Сирии

«Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ) («Организация освобождения Леванта», запрещена в РФ), тогда еще под названием «Джебхат ан-Нусра» («Фронт победы») была создана в августе 2011 года в качестве филиала ИГИ в Сирии, но на первом этапе это не афишировалось. У ее истоков стояло несколько человек, имевших опыт боевых действий против американцев в Ираке. К 2013 году группировка контролировала многие районы Сирии. Однако руководство ИГИ увидев, что «ан-Нусра» становится слишком самостоятельной, обретая силу и влияние, провозгласило создание ИГИЛ и потребовало от «ан-Нусры» подтвердить присягу. Большая часть фракций «ан-Нусры», за исключением нескольких группировок, состоящих из иностранцев, отказались это сделать. Напротив, главарь «ан-Нусры» Абу Мухаммед аль-Джулани напрямую присягнул лидеру «Аль-Каиды» Айману аз-Завахири, что привело к расколу не только между ИГИЛ и «ан-Нусрой», но и между ИГИЛ и «Аль-Каидой», так как Абу Бакр аль-Багдади считал, что аль-Джулани не имел права выходить у него из подчинения, а аз-Завахири не должен был принимать присягу от «смутьяна».

К 2013 году группировка контролировала значительные территории в провинции Идлиб, а также ряд эксклавов по всей Сирии. В марте 2015 года «ан-Нусра» в союзе с исламистскими группировками коалиции «Джейш аль-Фатх» захватывает город Идлиб, ставший ключевой базой группировки. В июле 2016 года группировка объявила о разрыве связей с «Аль-Каидой» и переименовании в «Джебхат Фатх аш-Шам» («Фронт завоевания Леванта»). В январе 2017 года фронт в союзе с более мелкими джихадистскими группами и наиболее радикально настроенными боевикам «Ахрар аш-Шам» объявил о создании новой организации — «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ).

В ноябре 2017 года ХТШ учредила так называемое «правительство спасения», осуществляющее функции гражданской администрации на подконтрольной группировке территории Идлиба. С 2017 по 2019 год боевики ХТШ разгромили большую часть конкурирующих группировок, став практически единовластными хозяевами большей части провинции Идлиб.

К началу 2020 года в рядах ХТШ состояло примерно от 12 тыс. до 15 тыс. боевиков. Ее лидеры осознают, что в нынешнем статусе террористической организации будущего у группировки нет. По этой причине руководство ХТШ стремится предать группировке ареол умеренности. Это вылилось в арест и ликвидацию одиозных иностранных джихадистов и столкновения с бывшими соратниками по джихаду в самом Идлибе. Вместе с тем Россия неоднократно подчеркивала, что не допустит «ребрендинг» группировки.

После развертывания турецких сил в Идлибе, которые сыграли ключевую роль в остановке наступления сирийской армии (операция «Рассвет Идлиба» с мая 2019 по март 2020 года), ХТШ потерял статус «единственной силы, способной защитить Идлиб от Асада», а вместе с этим и поддержку населения. Поэтому теперь ХТШ становится все более восприимчивой к сигналам из Анкары и зависимым от турецкой политики. Притом что Турция признает ХТШ террористической организацией и в ее планах ликвидировать эту группировку, но необязательно военным путем.

Группировка «Хурас ад-Дин»

Кто воюет в Сирии

Группировка «Хурас ад-Дин»

Кто воюет в Сирии

Кто воюет в Сирии

Фото: Counter Extremism Project

Группировка «Хурас ад-Дин» («Стражи веры», запрещена в РФ) была образована в феврале 2018 года в результате слияния мелких джихадистских фракций, недовольных линией ХТШ на размежевание с «Аль-Каидой». «Стражи» неоднократно обвиняли своих бывших союзников в измене и предательстве, между ними постоянно возникали стычки. К концу 2019 года в группировке состояло приблизительно от одной до двух тысяч боевиков, большинство из которых — иностранцы. Группировка придерживается непримиримых джихадистских позиций. Летом 2020 года разногласия между ХТШ и «стражами» вылились в военный конфликт. «Хурас ад-Дин» считается филиалом «Аль-Каиды» в Сирии. На стороне «стражей» в конфликте с ХТШ оказались еще четыре джихадистских группировки Идлиба, связанные с «Аль-Каидой».

Кирилл Семенов, Станислав Кожемяка, Марианна Беленькая

Источник: www.kommersant.ru

Добавить комментарий

*

3 × три =