Игра в престолы

Игра в престолы

Игра в престолы

Зачем талибы начали консультации о будущем правительстве Афганистана

Переговоры о формировании нового правительства Афганистана выходят из тени. В Кабуле, по сообщениям местных СМИ, встретились некогда заклятые враги: экс-президент Хамид Карзай вместе с главой Высшего совета по национальному примирению Абдуллой Абдуллой, с одной стороны, и представитель запрещенного в России террористического движения «Талибан» Анас Хаккани — с другой. Эксперты предсказывают, что талибы не допустят к реальной власти другие силы: если коалиция и будет создана, то чисто номинальная — чтобы облагородить имидж исламистов на международной арене. Тем временем международное сообщество напряженно следит не столько за ходом этих переговоров, сколько за надвигающимся «миграционным цунами».

Координационный совет, созданный тремя влиятельными представителями прежнего правительства Афганистана — Хамидом Карзаем, Абдуллой Абдуллой и главой Исламской партии (а также бывшим премьер-министром) Гульбеддином Хекматияром, наконец приступил к переговорам с талибами. Как сообщили в среду афганские СМИ, двое из его членов — господа Карзай и Абдулла — встретились с Анасом Хаккани. Он входил в переговорную команду движения «Талибан» в Дохе и в целом считается влиятельной фигурой. Брат Анаса Сираджуддин — заместитель верховного лидера «Талибана». А отец, Джалалуддин Хаккани, считался одним из самых жестоких террористов Афганистана и был основателем группировки «Сеть Хаккани» — наиболее эффективного боевого крыла талибов. На фотографии, которую распространили телеканал Tolo News и агентство Khaama Press, видно, как переговорщики сидят за одним столом. Правда, никаких подробностей о встрече и ее итогах в среду не появилось.

Кроме того, по данным тех же СМИ, в Афганистан прибыла делегация талибов из Дохи во главе с лидером катарского офиса — муллой Абдул-Гани Барадаром.

Члены делегации приземлились в Кандагаре, так как кабульский аэропорт все еще остается под контролем сил НАТО.

Отметим, что Хамид Карзай, Абдулла Абдулла и Гульбеддин Хекматияр в течение последних трех лет были частыми гостями в Москве — они приезжали буквально на все конференции по Афганистану, в которых принимали участие и талибы. Однако директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар предостерег от того, чтобы делать из этого излишне оптимистичные выводы. «Скорее всего, особой роли Москвы в этом нет,— сказал эксперт в беседе с “Ъ”.— Инклюзивное правительство в талибском понимании тоже наверняка будет немного не таким, как его хотели бы видеть за рубежом. Уже сейчас талибы дают понять, что власть в Афганистане будут раздавать они, а любое участие других сил будет чисто номинальным, чтобы избежать международной изоляции. Переходное правительство, которое подготовит страну к новым выборам, не устроит талибов — они понимают, что проиграют по итогам любого относительно честного голосования. Кроме того, у талибов просто нет кадров для управления государством».

Похожую точку зрения выразил профессор Высшей школы экономики, главный научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Андрей Казанцев. «Я думаю, что пока работает влияние не только Москвы, но и всех других ведущих держав. Расчет талибов состоит в том, что им нужно консолидировать власть, а для этого надо договориться,— заявил эксперт “Ъ”.— Пока власть ненадежна даже на пуштунских территориях — об этом свидетельствуют события в Джелалабаде, а уж тем более в Панджшере. Год-полтора талибы потратят на то, чтобы укрепить контроль над страной. А как они поведут себя дальше — это уже вопрос».

События в Джелалабаде, о которых упомянул господин Казанцев,— это расстрел состоявшейся в среду демонстрации сторонников сохранения нынешнего афганского триколора в противовес талибскому флагу. Шествие было приурочено ко Дню независимости, который отмечается в Афганистане 19 августа. Как сообщило агентство Khaama Press, талибы, увидев государственные флаги, начали беспорядочную стрельбу, в результате которой погибли два человека и были ранены еще около десяти. Reuters сообщало о «не менее чем трех погибших».

Что же касается Панджшера, то он остается последней провинцией, неподконтрольной талибам. Там держат оборону ополченцы Ахмада Масуда, сына легендарного полевого командира 1980–1990-х годов, и Амруллы Салеха, который объявил себя и. о. президента Афганистана после бегства из страны Ашрафа Гани.

Местонахождение господина Гани, которое до среды было тайной, теперь раскрылось. Как сообщило Министерство иностранных дел ОАЭ, он вместе с семьей нашел убежище в этой стране. А правительственная делегация, которая еще недавно вела переговоры с талибами в Дохе, по данным афганского агентства Pajhwok, попросила убежища в Катаре — после того, как переговоры переместились в Кабул, эти люди оказались не у дел.

В целом, судя по всему, скоро афганских просителей убежища будет катастрофически много. «Ситуация в Афганистане, со всей очевидностью, небезопасна. Мы не можем принуждать людей вернуться туда»,— заявила в среду еврокомиссар по внутренним делам Илва Йоханссон, призвав страны ЕС повысить квоты на прием эмигрантов.

Готовность принять беженцев уже выразили многие государства, однако некоторые дали понять, что широко открывать перед ними двери не собираются.

Так, спикер парламента Словакии Борис Коллар заявил: страна готова принять десять афганцев, которые сотрудничали «со словацким коллективом» в Кабуле. «Этого более чем достаточно. В первую очередь (вопрос об эвакуации афганцев.— “Ъ”) должна решать страна, которая создала этот хаос, то есть США»,— приводит слова господина Коллара местная газета Pravda.

Словения «в рамках распределения нагрузки между членами ЕС» выразила готовность принять «до пяти человек».

На этом фоне громко прозвучало заявление британского премьера Бориса Джонсона: он рассказал о программе, которая позволит 20 тыс. наиболее нуждающихся афганцев (в первую очередь женщинам и детям) попасть в Соединенное Королевство. Первые 5 тыс. человек, по словам господина Джонсона, будут эвакуированы уже в этом году.

А вот Турция, которая в свое время приняла порядка 3 млн беженцев из Сирии, не рада перспективе добавить к ним еще и афганцев. По данным AFP, на границе с Ираном, который отделяет Турцию от Афганистана, возводится бетонная стена с колючей проволокой и траншеями. Правда, агентству уже удалось пообщаться с афганцем Мохаммедом Арифом, который добрался до Турции из Кандагара, потратив на это 25 дней и $700.

Немало и желающих попасть в Россию. Об этом агентству «Интерфакс» рассказал президент Центра диаспор Афганистана в России Гулам Мохаммад Джалал. Он признал, что точно сказать, сколько всего соотечественников хотят покинуть Афганистан, довольно сложно: «Нам звонят те, у кого есть телефонная связь с нами. Но у большинства этого нет». Господин Джалал сообщил также, что обращения поступают и от граждан России афганского происхождения: их, по подсчетам собеседника «Интерфакса», сейчас в Афганистане остается несколько сотен человек.

Кирилл Кривошеев, Павел Тарасенко

Источник: www.kommersant.ru

Добавить комментарий

*

14 + 7 =