Драка с ОМОНом дорого стоит

Драка с ОМОНом дорого стоит

Драка с ОМОНом дорого стоит

Сайд-Мухаммада Джумаева приговорили к пяти годам колонии

«Коммерсантъ» от 19.08.2021, 19:24

Тверской суд Москвы приговорил Сайд-Мухаммада Джумаева (позже взял имя Михаил Мархиев) к пяти годам колонии общего режима. Он обвинялся в применении насилия к представителям власти. На несанкционированной акции, прошедшей в Москве 23 января, он подрался с омоновцами. Видеозапись потасовки широко разошлась по интернету и соцсетям, поэтому установить личность молодого человека силовикам было несложно.

В прениях прокуратура просила для Сайд-Мухаммада Джумаева шесть лет. Молодой человек обвинялся в совершении трех преступлений, предусмотренных ст. 318 УК РФ (применение насилия к представителю власти).

Как уже не раз рассказывал “Ъ”, конфликт, составивший фабулу уголовного дела, произошел 23 января на Пушкинской площади в Москве во время несанкционированного митинга. Джумаев устроил потасовку с двумя сотрудниками ОМОН Росгвардии и поспешившим им на помощь полицейским. Как говорилось позже в материалах следствия, он посягал «на здоровье» и «телесную неприкосновенность» росгвардейцев. После схватки молодой человек скрылся в толпе, и задержать его сразу силовики не смогли. Однако драка попала на видео, причем весьма хорошего качества. Запись разошлась по сети, установить личность силовикам труда не составило. Депутат Госдумы Адам Делимханов призывал Джумаева явиться в правоохранительные органы добровольно, однако тот предпочел уехать из Москвы и, видимо, решил скрыться за границей.

Задержали Сайд-Мухаммада Джумаева оперативники в Псковской области. Как сообщили силовики, чекисты перехватили его в лесу с компасом в руках.

Предположительно, молодой человек намеревался перейти границу и пробраться в Латвию.

Вскоре после задержания следствием (дело вело Главное следственное управление Следственного комитета России) была обнародована видеозапись, на которой задержанный признавался с содеянном. О признании подследственным вины в своем ходатайстве отмечал и представитель следствия, когда молодому человеку избиралась мера пресечения в виде ареста.

Интересно, что с первой попытки суд вынести приговор не смог — после прений сторон дело было возвращено на стадию судебного следствия для того, чтобы председательствующий смог бы прояснить некоторые моменты, прозвучавшие в выступлениях сторон.

Требование прокуратуры назначить шесть лет колонии господину Джумаеву удовлетворить было «невозможно», так как максимально предусмотренный срок по ч.1 ст.318 УК РФ — пять лет колонии, напомнил старший партнер правозащитного проекта «Апология протеста» Александр Передрук.

«Но это не означает, что суд не мог назначить какое-либо другое наказание: штраф или исправительные работы,— пояснил он.— Почему суд выбрал максимальную планку, станет ясно из приговора, насколько я видел в СМИ, часть полицейских не имели к нему претензий, и это смягчающее обстоятельство суд, по идее, должен был учесть».

Приговоры по ч.1 ст. 318 УК РФ далеко не всегда сводятся к реальному лишению свободы, в том числе и в отношении участников акций протеста, отметил эксперт: «Здесь важно понимать, что действия (которые оценивает суд,— “Ъ”) очень разные. Одно дело, когда кто-то кладет руку на плечо полицейского, и совсем другое, когда кто-то полицейского ударяет в лицо, как было на одной из акций в Петербурге, когда ударили сотрудника ГИБДД»,— сказал господин Передрук. Он напомнил, что общие правила назначения наказания предполагают, что оно будет «индивидуальным, соразмерным и справедливым».

Александр Александров, Мария Старикова

Источник: www.kommersant.ru

Добавить комментарий

*

4 + 18 =