Был у России пунктик, да будет ли

Был у России пунктик, да будет ли

Был у России пунктик, да будет ли

Будущее российской военной базы в Судане оказалось под вопросом

Судан намерен пересмотреть условия соглашения о российской военной базе — пункте материально-технического обеспечения (ПМТО) ВМФ — на Красном море. Заявление начальника штаба вооруженных сил страны Мухаммеда Усмана аль-Хусейна последовало спустя две недели после завершения процедуры исключения Судана из американского списка стран, поддерживающих терроризм. По данным арабских СМИ, Хартум заранее предупреждал Россию о таком развитии событий.

«Мы находимся в процессе пересмотра соглашения, подписанного бывшим правительством Судана и Россией, в отношении российского военного проекта на суданском побережье Красного моря»,— заявил в ночь на среду в эфире телеканала Blue Nile TV начальник штаба суданских вооруженных сил Мухаммад Усман аль-Хусейн. По его словам, у Хартума «есть свобода вносить поправки» в соглашение о военном сотрудничестве с Россией с учетом своих интересов.

Военный подчеркнул: «Соглашение может быть продолжено, если мы найдем интересы и выгоды для нашей страны».

Господин аль-Хусейн также обратил внимание на то, что соглашение с РФ не было ратифицировано Законодательным советом Судана, который обязан утверждать все международные договоры. При этом он недвусмысленно отметил, что если ранее Судан ограничивался военным сотрудничеством с Россией и Китаем, то «в нынешнюю эпоху — после того как имя Судана было удалено из американского списка террористов — есть все возможности для сотрудничества с США и другими западными странами».

Процедура исключения Судана из списка стран—пособников терроризма была завершена две недели назад. Соответствующий документ был опубликован Министерством финансов США. С 20 мая с Судана были сняты все ограничения на финансовые операции, а также разрешены беспрепятственные поставки сельхозпродукции, медикаментов и медицинского оборудования. Судан находился в американском черном списке с 1993 года, однако после свержения режима Омара аль-Башира весной 2019 года Вашингтон решил пересмотреть отношения с Хартумом. В августе прошлого года госсекретарь США Майк Помпео посетил Судан с историческим визитом. Залогом налаживания контактов между Хартумом и Вашингтоном стали обещания Судана подключиться к процессу нормализации отношений с Израилем, инициированному предыдущей американской администрацией. В апреле правительство Судана одобрило проект об отмене закона о бойкоте Израиля, принятого в 1958 году.

На фоне потепления отношений между Хартумом и Вашингтоном будущее российско-суданских отношений вызывало все больше вопросов.

С одной стороны, создавалось впечатление, что свержение режима аль-Башира не сильно навредило контактам Москвы с Хартумом. В частности, в Судане находились российские военные советники. В то же время западные СМИ сообщали о присутствии в Хартуме во время протестов 2019 года сотрудников «ЧВК Вагнера». Как тогда отметил спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель главы МИД РФ Михаил Богданов, в Судане работают «и частные, и государственные структуры».

Идея создания в Судане военной базы появилась еще при Омаре аль-Башире. В 2017 году в ходе визита в Россию он поднял этот вопрос, попросив президента РФ Владимира Путина защитить Судан от США. Тогда же господин аль-Башир призвал к укреплению военного сотрудничества с Москвой и переоснащению суданских вооруженных сил. В частности, был проявлен интерес к российским истребителям Су-30 и Су-35, а также к системе С-300. Однако идея с базой была реализована уже после смены власти в Хартуме. В начале декабря 2020 года стало известно, что Россия заключила с Суданом соглашение сроком на 25 лет о ПМТО военно-морского флота. Он предназначен для проведения ремонта, пополнения запасов и отдыха экипажей военных кораблей России. Соглашение предполагает передачу России в безвозмездное пользование на весь срок действия документа недвижимого имущества и территории, включая береговую зону и водную акваторию с зоной причального фронта (стоянкой плавсредств). Максимальная численность военного и гражданского персонала ПМТО не должна превышать 300 человек, ее увеличение возможно по согласованию с Хартумом.

Учитывая, что Судан после смены власти все еще находится в переходном периоде (выборы в законодательный орган запланированы на конец следующего года), ратифицировать соглашение было некому. Новое правительство (тоже временное) принесло присягу только в феврале. Его состав стал итогом непростого компромисса между разными политическими силами. Правда премьер-министр — Абдалла Хамдок — остался прежним. Сохранил кресло и председатель Суверенного совета Абдель Фаттах аль-Бурхан, который до окончания переходного периода контролирует ситуацию в стране. Российские военные начали спокойно заниматься обустройством базы: в феврале Судан посетила рекогносцировочная комиссия Минобороны РФ с целью уточнения технических возможностей и необходимого объема вспомогательных зданий и сооружений. А в конце апреля в арабских СМИ появились слухи о приостановке действия соглашений с Россией. Тогда МИД Судана заявил, что он не в курсе ситуации. Посольство РФ в Хартуме также отметило, что не получало никаких уведомлений. В то же время катарский телеканал «Аль-Джазира» сообщал в апреле о непростых отношениях между российскими и суданскими военными в районе базы.

Утверждалось, что суданские офицеры очень недовольны «присутствием русских» и не понимают, зачем там вообще нужна база. Однако, как сообщил тогда телеканал, это не помешало установить на ПМТО ракетные системы и радар.

В середине мая замминистра обороны РФ Александр Фомин посетил Хартум, где встретился с начальником штаба вооруженных сил Судана Мухаммадом Усманом аль-Хусейном. Согласно заявлению суданской армии, «стороны обсудили развитие двухсторонних отношений». В то же время эмиратский сайт «Аль-Айн» со ссылкой на министра по делам Кабинета министров Халеда Омара Юсефа утверждает, что Хартум проинформировал россиянина о нежелании продлевать соглашение с Москвой.

Российские власти пока осторожны с комментариями к новостям из Хартума. «Да, мы видели эти заявления. По дипломатическим каналам с суданской стороной мы находимся в постоянном контакте. Будем разбираться»,— заявил в среду пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Соблюдают спокойствие и в МИД РФ. «Да, правительство новое — пусть посмотрит, что соответствует его интересам»,— заявил на брифинге посол по особым поручениям, спецпредставитель министра иностранных дел по взаимодействию с организациями мусульманских государств Константин Шувалов. По его словам, не стоит говорить, что решение Хартума — это «прямое следствие американских попыток сдерживания России в Африке».

Сергей Костелянец — о стратегическом значении Судана для России

Однако в экспертном сообществе смотрят на ситуацию с большим скептицизмом. «Совокупное мнение экспертов следующее: наша военная база выступила всего лишь очередным банальным элементом восточной системы «купли-продажи» влияния и услуг. «Продавец» — Судан, а его желанный покупатель США. Фактически суданцы шантажируют американцев размещением у себя российской военной базы, требуя взамен на отказ от нашей базы американских и в целом западных многомиллиардных вливаний в умирающую суданскую экономику и (по возможности) обустройства американской военной базы на территории Судана как гарантии от нового возвращения в стан вечных врагов Вашингтона»,— сказал “Ъ” доцент кафедры всеобщей истории исторического факультета РГГУ Сергей Серегичев. Он также добавил, что суданская молодежь, двигатель «Революции достоинства» 2019–2020 годов, настроена сильно проамерикански.

«В общем, тут вопрос цены: кто Судан ежегодно «с руки» кормить будет, тот и базы там будет свои иметь. А сейчас Судану очень нужны деньги, иначе дорогу к светлому демократическому будущему очень скоро опять сменит тупик очередной военной диктатуры»,— заключил эксперт.

«Из Судана США, нормализовав свои отношения с местными элитами, конечно, могут нас выгнать, из региона в целом можем уйти только мы сами. Но нам нужно там присутствовать, так как это и вопросы безопасности судоходства, в том числе собственного, и вопросы обеспечения экономических проектов в Африке, и подкрепление потенциальных будущих сделок. Хотелось бы, чтобы наши в итоге с Суданом договорились. Но если нет — есть и другие варианты»,— сказал “Ъ” младший научный сотрудник ИМЭМО РФ Илья Крамник, имея в виду Сомали и Эритрею.

Марианна Беленькая

Источник: www.kommersant.ru

Добавить комментарий

*

11 − восемь =